История России

в датах



Разновидности и названия тканей

Прядение  Слово "полотно", значение которого в современной речи приближается к "ткани вообще" (к примеру, "трикотажное полотно"), означало в древности только льняную материю и только вполне определённого переплетения – через каждую нитку; подобное переплетение так и называется – "полотняным". Таким образом, уже лингвистические данные свидетельствуют о широчайшей популярности льняных тканей, а значит, и о разнообразии их выделки. К сожалению, ткани из растительных волокон очень плохо сохраняются в земле. Среди образцов, добытых археологами, шерстяных существенно больше. Попадаются даже клочки полушерстяных – лён с шерстью и в утке, и в основе – материй, в которых льняная часть выгнила почти без остатка, отчего оставшаяся шерстяная часть выглядит ажурной, наподобие кисеи. Ещё большего сожаления достойно то, что исследование древнеславянских тканей, по отзывам самих же учёных, пока ждёт своих первопроходцев. Так что археологи нередко называют любую найденную растительную ткань "льняной", забывая о широком распространении конопли и вовсе упуская из виду другие источники растительных волокон, например крапиву. Берестяные грамоты и иные документы минувших веков сохранили для нас названия многих разновидностей тканей, в том числе и льняных, однако скудость и недостаточная изученность археологических образцов на сегодняшний день не позволяют снабдить каждый из них ярлычком с подлинным древнерусским названием.

  По свидетельству языковедов, большинство названий тканей из растительного волокна в языке древних славян – свои, исконные, не заимствованные. Так, наиболее толстая и грубая льняная (или посконная) материя именовалась "вотолой": закономерно, что слово потом перешло на изделие из этой ткани – разновидность плаща. Другой вид толстой, очень прочной и плотной ткани носил название "толстина": учёные пишут, что это была дешёвая, скорее всего, конопляная материя, которая шла, в частности, на паруса. "Узчиной", "усциной" называли обычное, "среднее" полотно, из которого делали мужские и женские рубахи, скатерти, полотенца; слово "усцинка" было одним из синонимов "полотна". Более тонкие, тщательно отбеленные, нарядные холсты носили названия "бель", "тончица", "частина". Вероятно, образец именно такой ткани был найден в Московской области в погребении ХI века: это тонкое и плотное, с ровным переплетением, хорошо отбеленное полотно. Волокно нитей, спряденных, как видно, истинной "тонкопряхой", за девять веков не утратило пушистости и блеска...

  Конопляные ткани также использовались для изготовления одежды: рубах и штанов. Названия таких тканей – "посконные", "замашные", "замашковые" – появляются, согласно словарям, в письменных источниках начиная с ХVI века. Однако археологические находки (например, семена культурной конопли) свидетельствуют, что конопляные ткани существовали на целые тысячелетия раньше, а значит, были и соответствующие термины. Те же, что в ХVI веке, или другие?

  Наименования шерстяных тканей лингвисты относят к древнейшим, "праславянским" пластам нашего языка. Такова хотя бы знаменитая "власяница" – грубая шерстяная ткань, буквально "материя, вытканная из волосков". Впоследствии, в христианскую эпоху, это слово перешло на очень жёсткую и колючую монашескую одежду, которую ткали иногда даже из конского волоса и надевали специально ради "умерщвления плоти". Следует упомянуть и о ткани из… человеческих волос, найденных чехословацкими исследователями. Если вспомнить всё известное нам о магических свойствах человеческих волос, можно предположить, что подобные ткани использовались в ритуальных целях.

  Слово "сермяга" в современной речи часто употребляется для обозначения "грубой ткани вообще". Так и видится за ним нечто неказистое, "серенькое". Видимо, на этом основании некоторые авторы считают сермягу тканью из растительного волокна. Тем не менее, по мнению большинства учёных, "сермягой" древние славяне называли толстую шерстяную ткань переплетения "через нитку" (в применении с шерстяной ткани его называют "суконным"). Происхождение слова "сермяга" ставит в тупик маститых языковедов. Является ли оно древним заимствованием, и если да, то откуда – трудный вопрос. Исследователи склоняются к мнению о его "праславянском" характере.

  Другие названия шерстяных тканей, известные из летописей и берестяных грамот домонгольских времён, – "водмол", "опона", "орниць", "ярига", "сукно". Слово "сукно" встречается в памятниках письменности начиная с ХII века (вещи, сделанные из него, назывались "сукняными"), но учёные пишут, что и термин, и способ изготовления такой ткани – много древнее. Известно несколько способов "валяния" сукна. Вот, например, один из наиболее архаических: шерстяную ткань типа сермяги раскладывали на широкой доске и поливали понемногу, но непрерывно горячей водой. Двое крепких мужчин устраивались друг против друга возле этой доски и ногами двигали по ней ткань – то к себе, то от себя. Поверхностные волоски при этом образовывали плотный слой наподобие тонкого войлока. Так что сукно у древних славян наверняка было не только привозное, но и своё.

  С ХII века, по мнению учёных, его начали валять с помощью привода от водяных мельниц, уже известных нашим предкам в те времена.

  Кажется, слово "грубый" излишне часто встречается в этой главе. Археологические находки свидетельствуют, что древние славяне прекрасно умели сортировать шерсть, смотря по тому, какого качества пряжу, а в дальнейшем и ткань – от грубой до тончайшей – собирались изготовить. Сортировка велась уже в момент стрижки: наши предки знали, что лучшая пряжа получается из руна с боков и задней части тела животного, покрытых наиболее мягким и нежным подшёрстком. При раскопках обнаружены образцы тканей из отлично вычесанной (археологи назвали её "высокосортной") овечьей "волны": использовались лишь пушковые волоски, жёсткие остевые были удалены. Из козьего пуха, столь же тщательно обработанного и спряденного, делалась тонкая и очень тёплая ткань "цатра", хорошо подходившая для зимних тёплых рубах.

  По мнению многих специалистов, первоначально так назывались клетчатые шерстяные или полушерстяные ткани и только потом термин перешёл на разновидность "набедренной" женской одежды. В древних могилах найдены остатки древних понёв, вытканных в технике бранья. В позднейшие времена, когда началось размывание традиционной культуры, браные полосы стали изготавливать отдельно (и даже покупать на стороне) и пришивать снизу к подолу; в древности подобное "святотатство" было недопустимо. В полушерстяных понёвных тканях растительные и шерстяные нити чередуются как в утке, так и в основе. После нескольких веков в земле они становятся "ажурными", как было упомянуто в начале настоящей главы. Это одна из немногих материй, которую уверенно снабжают ярлычком: "понёвная ткань"...

  Шёлковые ткани у древних славян были исключительно привозными, в основном византийскими. Стоили они дорого, и поэтому шёлковые одежды носили главным образом богатые люди. Простой народ использовал наиболее дешёвые (однотонные) сорта шёлка разве что для редко надевавшихся праздничных нарядов да ещё для украшения деталей одежды – например, "очелий" женских головных уборов. Соответственно и названия шёлковых тканей, бытовавшие у славян, – "брячина" ("брачина"), "годовабль", "коприна", "обирь", "оксамит" (некоторые учёные утверждают, что это – шёлк, другие – что это род бархата), "оловир" и так далее – в нашем языке "не родные". Скажем, "оксамит" – не что иное, как искажённое греческое "гексамит" – "шестинитчатый". Само же слово "шёлк", как полагают языковеды, попало в древнерусский из германских языков. Его предшественниками могли быть древнескандинавское "силки", древнеанглийское "сьолук" и так далее; германцы же, в свою очередь, заимствовали его у римлян: "шёлк" по-латыни "серикус", то есть "китайская ткань", от "Серес" – "Китай".

  Знали на Руси и хлопчатобумажные ткани. Документы ХIII века сохранили слово "бумажник", означавшее не современный "карманный портфельчик" (Словарь С.И. Ожегова) для денег и документов, а мешок из соответствующей ткани. В берестяной грамоте ХIV века учёным попалось слово "зендень", "зендянца", также обозначавшее хлопчатобумажную ткань: "Купи мне зендянцю добру..." – наказывает некая Марина своему сыну Григорию…

  Существовали и названия тканей по цвету. "Пестрядью", "пестриной" назывались материи, сочетавшие разноцветные нити в утке и основе. Такие слова, как "бель", "багрец", "зелень", "синота" ("синета"), "червленица" ("червлень", "червь"), до сих пор можно в общем понять и без словарей. Всё это разновидности "крашенины", крашеных тканей. Но были и иные слова для обозначения цвета, нередко очень образные и красивые. Например, "смурый" (тёмно-серый), "померклый" (тёмный, чёрный) "срений" (бело-серый), "зекрый" (зелёно-голубой, бирюзовый), "пелесый" (тёмный, бурый), "плавый" (желтоватый), "половый" (беловатый, изжелта-белый; отсюда этническое название "половцы" – несмотря на расхожее заблуждение, это был светловолосый народ!), "редрый" (рыжий, красноватый), "смаглый" (тёмный, от "смага" – жар, пламя)... Наверняка многие из них употреблялись нашими предками, когда речь шла о разноцветных материях, вытканных дома или увиденных на торгу.

М. Семенова "Мы славяне"



назад      в оглавление      вперед




Разновидности и названия тканей