Иоанн Киннам: История

  Иоанн Киннам, автор исторического произведения о периоде правления императоров Иоанна II и Мануила I Комнинов (а также небольшого риторического сочинения), родился, вероятно, вскоре после 1143 г. Будучи императорским секретарем, в 1165 г. он участвовал в походал Мануила I в Подунавье, а в 1176 г., возможно, был свидетелем жестокого поражения византийской армии от сельджуков при Мириокефале. Повествование, полное заглавие которого в старшем списке звучит как “Краткий обзор деяний блаженной памяти василевса и багрянородного государя Иоанна Киннама, и рассказ о свершениях сына его василевса и багрянородного государя Мануила Комнина”, начинается с 1119 г. и обрывается (конец рукописи утрачен) на событиях, непосредственно предшествовавших битве при Мириокефале. Дата смерти историка по косвенным признакам определяется то как после 1185 г., то около 1203 г. “История” Киннама принадлежит к числу наиболее достоверных и авторитетных источников. Его географический кругозор широк — от Западной Европы до Востока, от Подунавья до Египта, а изложение отличается подробностью и строгим рационализмом оценок. Описывая многие из событий, к которым обращался и его младший современник Никита Хониат, Киннам оригинален в своих суждениях; нередко уникальны и его свидетельства о Крестовых походах.

  Повествование о развитии венгеро-византийских событий (наиболее, пожалуй, подробные части “Истории”) имеет прямое отношение и к истории Руси. Византино-венгерская кампания 1151 г. была начата Мануилом в знак поддержки византийского союзника Владимира Галицкого. Известную роль в этих событиях мог сыграть и изгнанный венгерский принц Борис — сын короля Кальмана (Коломана) и русской княжны Евфимии, дочери Владимира Мономаха. В 1166 г. Мануил направляет войско в Венгрию через “Тавроскифию”, т.е. через русские земли. Киннам указывает и на распространение галицких границ в это время до устья Дуная. Из сочинения византийского историка с очевидностью определяется византино-галицкий союз в начале 50 гг. XII в. Однако уже в середине 60 гг. в связи с пребыванием мятежного севастократора Андроника Комнина (будущего императора) в Галиче приходится говорить об ослаблении официальных византино-галицких связей. Напротив, в результате описанного Киннамом посольства на Русь Мануила Комнина, по-видимому, установились хорошие отношения между Константинополем и Киевом.

  Киннам неоднократно называет и имена русских князей, дифференцируя их титулатуру, — архонт, династ, филарх и др. Георгия, т.е. Юрия Долгорукого, он называет первым среди русских “филархов”. Киннам сообщает и о пожаловании около 1165 г. одному из русских князей — “тавроскифскому династу Владиславу” — придунайских земель империи, бывших ранее во владении Василька, сына Георгия, что согласуется с рассказом Ипатьевской летописи (под 1162 г.) о бегстве в Византию сыновей Юрия Долгорукого.

  В комплексе взаимоотношений Византии и Руси повествуется и об истории кочевников-печенегов и половцев.

  Издание: Ioannis Cinnami epitome rerum ab Ioanne et Alexio Comnenis gestarum / Rec. A. Meineke. Bonnae, 1836.

  Переводы:
Бибиков M.В. Византийский историк Иоанн Киннам о Руси и народах Восточной Европы. М., 1997; Краткое обозрение царствования Иоанна и Мануила Комнинов (1118-1180). Труд Иоанна Киннама. СПб., 1859.

  Литература: Neumann 1888. S. 78-102; Грот 1889; Васильевский 1930; Фрейденберг 1959. С. 29-51; Hunger 1978. Bd. I. S. 409-416; Moravcsik ВТ I. S. 324-328; Бибиков 1998. С. 151-155; Бибиков 2004.

ИСТОРИЯ

Книга 1

  (Поход византийского императора Иоанна II Комнина в Малую Азию против сельджуков в 1119-1120 гг. В ходе кампании отвоеван г. Созополь.)

  (1121—1122 гг.)

  Отправившись оттуда1, василевс взял крепость Иеракокорифит и многие другие из близлежащих к Атталии, которые были воздвигнуты там. С тем он наконец возвращается в Византий2. Ненадолго задержавшись здесь, идет в Македонию3, так как скифы4, перейдя всем войском Истр5, вторглись в пределы ромеев6. Однако тогда, с наступлением зимы, он перезимовал где-то у города Верой, как для подготовки военного снаряжения, так и в большей степени потому, что хотел сблизиться с кем-нибудь из их филархов7, чтобы, отделив их таким образом одних от других, без труда разбить8. А весной, убедив уже через посольства многих из них перейти на свою сторону, [Иоанн] идет на остальных, желая решить дело войной.

  Когда войска вступили друг с другом в битву, до какого-то момента шел равный бой9; и тут в ногу стрелой ранили самого василевса10. Но ромеи бьются отважно, и скифы терпят жестокое поражение: одни из них погибли, другие были взяты в плен. Однако знатная их часть, вернувшись в лагерь, сочла недостойным броситься в бегство, но предпочла вместе со своими женами и детьми испытать опасность, сражаясь из-за повозок, которые они покрыли воловьими шкурами и накрепко соединили вместе, а за ними поместили жен и детей11. И снова завязывается страшный бой, и смерть ходит здесь и там. Превратив свои повозки в оборонительную стену, скифы привели ромеев в великое замешательство. Увидев такое, василевс решил сам сойти с коня и пешим вместе со стратиотами вступить в битву12. Поскольку ромеи не одобрили этого, он приказал своим секироносцам13 (народ этот — британский14, издавна служащий василевсам ромеев) разбить секирами повозки. Они тотчас же взялись за дело, и таким образом василевс захватывает весь лагерь скифов. Тогда и большинство из тех, кто хотел бегством обрести спасение, сами добровольно пришли к василевсу, влекомые узами любви к попавшим в плен, и были приняты к ромеям15. Занесенные в воинские списки16, они еще долго служили17.

  Вот так18 и произошел переход скифских племен19 к ромеям. Василевс же вновь занялся делами в Азии. Неожиданно для тамошних варваров20 зимой21 напав, он их полностью поработил22. А обратив многих из них в благочестивую веру, увеличил тем самым численность ромейского войска. Ведь они никогда не занимались земледелием, а пили молоко и насыщались мясом23, подобно скифам, и всегда в разных местах прямо в поле разбивали шатры, становясь таким образом легкой добычей тех, кто хотел их захватить.

 

Книга 2

Иоанн и Алексей Комнины  (Войско германского короля Конрада III, участвовавшее во II крестовом походе, проходя по территории Византии, совершает грабежи в селах, вступает в стычки с византийскими войсками. Взаимоотношения крестоносцев и византийцев предельно обострились при подходе немцев к константинопольскому пригороду Пикридиону (после безрезультатных переговоров сторон), что привело к военному столкновению.)

  (1147 г.)24 Зная, что войско ромеев численностью намного меньше варваров25, но настолько же значительно превосходит в воинской науке и упорством в бою, [василевс]26 замыслил следующее. Просуху и Цикандилу и многим другим ромейским военачальникам приказал, собрав необходимое войско, встретить аламанов; построиться же следующим образом: наименее сильной, как бы рядовой части войска встать подальше — у четвертого стяга; затем — тяжелой пехоте27 и катафрактам28; следом — тем, кто выступает на быстроногих конях29; и, наконец, с фронта — скифам30 вместе с персами31 и ромейскими лучниками32. Ромеи так и сделали, аламаны же, когда [это] увидели, двинулись бегом с яростью и шумом. Завязалась жестокая битва, и много аламанов было убито, так как ромеи, по науке противостоя наступавшим, уничтожали их.

 

Книга 3

  (Византийский император Мануил Комнин идет в поход на Рожера Сицилийского.)

  (1148 г.)33 Едва автократор34 оказался у города Филиппа35, как дошла весть, что скифские войска36, переправившись через Истр, истребляют и разграбляют всё на пути; они захватили значительный город, который питают потоки Истра. Таково было содержание вести. Василевс же, свернув оттуда, устремился к Истру, приказав вывести из Византия через город Анхиал к Истру корабли. А пока они не пришли, охотился, объезжая тамошние равнины, так как на этих, совершенно пустынных, издавна не заселенных пространствах обитают многочисленные стада диких зверей. Пока он был занят этим, ему сообщили, что скифы с добычей из [земли] ромеев только что перешли Истр и встали поблизости лагерем. Как только он это услышал, тотчас же как можно скорее устремился к реке. Найдя там лодку, из тех, что, сделанные из целого [ствола] дерева, обычно стоят у этих берегов, приказал пригнать ее к себе. Но перевозчик был неподатлив; услышав, что его вызывает василевс, он сказал: “Если бы василевс заботился о нас, то и Демничих не был бы взят, — так называлась захваченная, как сказано, скифами крепость, — и у нас бы варвары ничего не разорили и не расхитили бы так свободно”. Говорят, что василевс в негодовании ответил: “Право, да не буду я тем, кому Богом вверены дела ромеев, если теперь же скифы не отплатят за дерзость!” Поэтому часть войска он оставил на берегу для разбивки лагеря, сам же, поскольку корабли, как сказано, еще не пришли, связав лодки одну с другой, переправился с пятьюстами своими [воинами] через Истр.

  Двинувшись было вперед, он встретил две другие судоходные реки37, и поскольку нигде там не оказалось лодки, которую можно было бы использовать для переправы, он приказал своим [воинам] привязать к хвостам коней челноки, [которые стояли] на Истре, и перевезти их к этим указанным рекам. Когда это было сделано, они без труда переправились и, миновав обширное пространство, пришли к горе Тенуормон38, которая возвышается вблизи пределов Тавроскифской страны39.

  Найдя там лагерь скифов совершенно пустым, так как те незадолго перед этим ушли, двинулись дальше. Поскольку [уже] наступала середина дня, а никто из врагов нигде не показывался, василевс, отобрав скифов40, которые воевали вместе с ромеями, отправил их под командованием Гифарда, человека испытанного во многих войнах, преследовать врагов, выследить их или при [удобной] возможности сразиться; сам же спокойно двигался сзади.

  Встретив невдалеке врагов, Гифард не отважился на бой, ибо множество варваров показалось ему превосходящим его в численности, а послал к василевсу с просьбой как можно скорее подойти. Как только василевс услышал об этом, тотчас же взял оружие; вооружилось и все войско. Настигнув скифов, они вступили с ними в бой. Сначала скифы стояли, готовые к [их] отражению и, выстроенные в боевой ряд, стремясь защитить как самих себя, так и добычу, что несли с собой.

  С обеих сторон бой был упорным и яростным. И хотя многие из ромеев проявили отвагу, всех превзошел василевс. Ибо при натиске мощно наступавших врагов он, устремляясь с копьем, разрушал их сомкнутый строй, разя многих из них не только поодиночке, но и по двое. Поэтому, когда они под неодолимым натиском василевса были рассеяны, ромеи всеми силами обрушились на них и провели блестящую атаку. Многие из варваров пали, взято же было не менее сотни. Среди них был и Лазарь41, человек в высшей степени мужественный, выдающийся среди их филархов42. А остальных спасли доблесть коней и чащи гор, множество которых простирается там. Ромеи, захватив все награбленное, направились наконец обратно. Тогда-то тот Сотас43, который выделялся, как сказано, богатством и родовитостью, и оказался в плену у скифов, улучив момент, пришел в лагерь [ромеев].

  Одержав так легко победу, автократор отправился оттуда для полготовки к войне с Сицилией…

  …[Мануил], хотя и был отвлечен скифской [войной], однако успел вовремя прибыть к тому месту, откуда предстояло отплыть.

  (Выступление в поход на сицилийских норманнов.)

  (1151 г.)44

  (В ходе новой византино-венгерской кампании ромеи опустошают Срем, захватывают город Зевгмин.)

  Совершив это45, ромеи устремляются для переправы через Саос46, ведя значительно большее число пленных гуннов47, чем их собственное войско. Но еще не переправились, как пришло известие, что король48 пеонцев49, удачно завершив войну50 против тавроскифской страны Галицы51. собрал сильное войско и в страшной ярости идет на ромеев. Именно потому василевс [решил] отомстить ему, что он напал против его воли на Владимира52 (таково имя архонта Галицы53), который был подданным союзником54 ромеев. Услышав об этом, василевс приказал части войска — тем, кто был в обозе, и основной массе превосходившего по численности множества пленных — переправиться и оставаться на противоположном берегу; сам же, взяв отборную часть войска, несмотря на то что военачальники в основном не соглашались с этим решением, устремился скорейшим путем, чтобы сразиться [с королем]55.

  (Мануил Комнин стремится встретиться с венгерскими войсками, во главе которых, как он считает, идет сам венгерский король.)

  (1151 г.)56

  (Мануил Комнин, стремясь сразиться с венгерскими войсками, идет к Браничеву.)

  Прекратив дальнейшее преследование, василевс пришел к реке57, переправился и, оказавшись в Браничеве58, там и расположился лагерем. А немного позже, решив опустошить и другую часть гуннской страны, где находится гора, названная местными жителями Темис59, отправил с войском Бориса60. Он сам, как говорили, происходит из одного семени с Язой61, [но] из-за какой-то размолвки давно уже бежал к василевсу Иоанну, который, оказав ему большие почести, соединил его в браке со [своей] родственницей. И вот этот Борис, оказавшись в той области, опустошал, обходя там селения, едва ли не переполненные и изобилующие всяческим добром. Когда же он вступил в бой с тремя гуннскими фалангами, то одолел их, так как те предполагали присутствие [там] самого василевса, и, нагруженный добычей, вернулся оттуда в лагерь ромеев.

  А король62, узнав, что столько зла Пеонии причинил не василевс ромеев, а Борис, погнался за ним в страстном желании вступить в бой. Однако он не смог сразиться с Борисом, переправившимся уже ночью при свете факелов, которые василевс зажег для него в большом числе со стороны лагеря. Тогда и двое из пехотного отряда, оставленные на том берегу, смогли незаметно для подошедших гуннов скрыться там в зарослях.

  Свершив [всё] это и укрепив, насколько было возможно, истрийские города, василевс остановился там в намерении вновь перейти Истр и сразиться с королем, разбившим лагерь как раз на другом берегу Истра.

  (Не решившись воевать, венгерский король отправляет посольство для перемирия с ромеями. Мануил с триумфом возвращается в Константинополь.)

 

Книга 4

  (1155 г.)63

  (В ходе итальянской кампании византийская армия под командованием Иоанна Дуки побеждает в стычке у Барлетты.)

  Преследовавшие [их] ромеи с наступлением темноты вернулись в лагерь без потерь, за исключением кого-то из наемной конницы64. Эту ночь там же и провели, а с рассветом отправились в путь. Узнав об этом. Ричард65 как можно скорее пустился оттуда, чтобы ромеи, окружив, не поставили бы его в безнадежное положение, и, придя в Антр66, остановился там. Дука67 же, удержав при себе войско Палеолога68, пошел на Ричарда, войско которого, однако, значительно превосходило по численности ромеев, ибо их было не более шестисот, не считая пехоты, во много раз уступавшей, в свою очередь, пехоте Ричарда. У Ричарда же конницы было тысяча восемьсот, а пехотное войско — бесчисленным. Узнав о приближении ромеев, Ричард сам повел войско.

  Когда они уже подошли близко, ромеи, разделившись на три части, построились так: скифы69 и лучники встали пешим строем с фронта, Дука с половиной всадников и частью скифов70 держал тыл, а Васавила71 с другими комитами72, имея остальную конницу, занял середину. Ричард, преисполненный яростной страстью и совсем не заботясь о [правилах] тактики, двинулся со своими всадниками, пока, врезавшись в гущу ромейского войска, не вступил в рукопашный бой, поскольку лучники с фронта не смогли ему оказать ни малейшего сопротивления. Затем и Васавилу натиском вынудил обратиться в бегство и со всей силой бросился на [воинов] Дуки. Там завязалась жестокая битва, и многие воины Ричарда пали. При виде огромной массы гибнущих войско утратило всякое представление [о происходящем]. Поднялся страшный шум, послышался треск ломающихся о щиты копий; сыпались частые стрелы, и ужас несся отовсюду, пока Ричард в стремительной атаке не заставил противников бежать. Тогда и сам Дука, раненный копьем, едва избежал плена.

  Однако Промысел всегда направляет и изменяет человеческие дела так, как захочет. И хотя ромеи дошли до такой степени бедствия, все же в конце концов победа досталась им.

  (После победы у Антра византийцы идут к Бари.)

  (Конец 1155 г.)

  (Взятие византийскими войсками под командованием Иоанна Дуки Монополи в ходе итальянской кампании. Переговоры с Басавилой.)

  В это время73 василевс74 отправил в Италию75 флот с масагетской76 и германской конницей, а также с ромеями. Масагетами командовал Иоанникий, которого звали Критопл, германцами — Александр, по происхождению лангобард, но очень преданный ромеям и делам василевса. Всеми же предводительствовал Иоанн по прозванию Ангел. Узнав об этом и о том, что войско ромеев наступает, военачальник Гильельма. осаждавший Антр и разорявший тамошние земли, со всем войском пришел оттуда в город Малфет, достаточно [хорошо] защищенный. Ромеи же решили покорить крепость Воск, подвластную тому Ричарду, укрепленную и почти неприступную. Там он из расточительного честолюбия выращивал в особых условиях всякого рода зверей, на которых легко бы мог охотиться, когда захочет.

  Итак, взяв нескольких своих [воинов], Дука отправился для осмотра. Когда они приблизились, из крепости вышли смельчаки и, атаковав их в лоб, четырех ранили; пали и двое из них. Завязалась рукопашная схватка. Но ромеи, собравшись, с доблестью отразили врагов. В этом бою проявили храбрость как большая часть ромеев, так и двое масагетов. Схватка на этом и закончилась.

  (Иоанн Дука разбивает лагерь у Воско.)

  (1160 г.)

  (Подготовка Мануила I Комнина к походу на иконийского султана Кылич-Арслана II.)

  Такое войско собрал [василевс] с востока, с запада же он вел Лигурийских всадников, вызвал архижупана Далматии с его силами и взял наемников — скифов77 и многих из тех племен, что обитают вокруг Тавра78.

  (1161 г.)

  (Успешно завершив поход на иконийского султана Кылич-Арслана II, после удачных переговоров с ним Мануил I Комнин возвращается в Константинополь.)

  Узнав, что скифы79 перешли Истр, чтобы совершить набег на ромеев, [Мануил] свернул с дороги, ведущей в Византий, и отправился к переправе около города Авида. Там лежит приморский городок Фракии, получивший название, как я думаю, от афинского полководца Каллия80. Переправившись там, [василевс] устремился на скифов. Однако еще не успел он достичь Истра, как те, услыхав о приближении ромеев, быстро собравшись, ушли.

 

Книга 5

Мануил I Комнин  (1164 г.)81

  (Послание Мануила I Комнина венгерскому королю Стефану III, готовящемуся к войне с Византией.)

  …Так написал василевс, он же [Стефан]82, как сказано, собрал свое союзное войско из аламан83 и скифов, живущих у Тавра84, а также поставил в свой строй и народ чехов85, поскольку их архонт86 пришел к нему со всеми силами.

  (Предыстория создания антивизантийской коалиции.)

  (1165 г.)87

  (Несмотря на грозное послание Мануила I Комнина, венгерский король Стефан III готовится к отвоеванию 3евгмина, что вызывает стремление василевса возвести на венгерский престол Стефана IV.)

  А Мануил, который возводил свой род к Комнинам88, прибыл к народу тавроскифов89, чтобы напомнить их архонту90 о соглашениях, в [верности] которым он давал клятву василевсу91, а также чтобы укорить92 его за дружбу с Иерославом93 — правителем Галицы94. Ибо Иерослав не только вообще нарушил союз с ромеями95, но принял и удостоил милостью Андроника96, — о котором теперь мы расскажем подробнее, — бежавшего из тюрьмы во дворце, где содержался, я думаю, девять лет97 до того, как перейти к нему98.

  (Рассказ о бегстве Андроника Комнина из константинопольской тюрьмы.)

  Вот так Андроник, бежав из темницы, пришел к тавроскифам. Нам же следует вернуться к тому, о чем шла речь.

  Тот Мануил99 пришел к Прими славу100 как по названным [причинам], так и с целью привести оттуда вспомогательное войско для ромеев101. Ему было предписано переговорить о помощи и с самим архонтом102 Тавроскифской страны Росиславом103. И он, действительно, добился цели104. Чрезвычайно обрадованные, что такого [высокого] посла отправил к ним василевс, они обещали выполнить все, что угодно василевсу.

  Василевс не обошел поэтому вниманием и Иерослава105; различными уловками он возбудил его против Стефана106, направив ему следующее [послание]107: “Мы не уподобимся тебе в недружелюбии, которое ты без всякой нужды явил по отношению к нам, когда пренебрег словами и договорами, в которых ты клялся прежде. Я ставлю [тебя] перед лицом [твоего] бесчестия, [поскольку] ты сам рискуешь оказаться совершенно обесчещенным. Знай, что ты отдаешь замуж свою дочь108 за короля пеонцев109 — человека злонравного и ужасно ненадежного в помыслах, ибо он никогда и никак не внимал ни праву, ни истине. А человеку, чуждому как естеству, так и законам, я считаю, легко сделать все, во что бы он ни был вовлечен. Итак, да не женится Стефан на твоей дочери! Да не совершит по отношению к ней ничего имеющего законные [основания]! Если же женится, то будет с ней связан не более чем как с распутницей. Ибо тот, кто так погрешил по отношению к вашей державе, не постыдившись недавно данные клятвы обратить в шутку, — подумай, как бесчеловечно поступит он по отношению к тебе!”

  Выслушав эти слова с какой-то варварской простотой110, Примислав тотчас же был убежден и на зятя стал коситься, как на врага, и согласился помогать всеми силами ромеям в войне против него111.

  Есть в Тавроскифской стране город по имени Киама112, который превосходит все другие города, воздвигнутые там, и является митрополией этого народа113, так как сюда прибывает и архиерей из Византия114. У города есть и другие привилегии старшинства115. Так вот, правитель этой страны116 и сам стал союзником в войне против Стефана, решение о чем подтвердил клятвами.

  Пока это происходило, король аламанов Фредерик117 понял, что василевс решительно противодействует ему на западе, и, прекратив распри, заключил союз с ромеями118 и сам поклялся василевсу вступить в войну против Стефана.

  Не решились остаться в стороне от этой кампании ни Эррик119, который был женат, как неоднократно говорилось, на племяннице василевса Феодоре120, ни неисчислимое войско скифов121 и сербов, подданных ромеев; тогда и султан122 в соответствии с соглашением послал союзные силы. Отовсюду была собрана мощная армия.

  В то же время и Владислав123, один из династов в Тавроскифской стране124, с детьми, женой и всеми своими людьми добровольно перешел к ромеям125. Ему была отдана земля у Истра126, которую некогда127 василевс дал пришедшему Василику128, сыну Георгия129, который среди филархов130 Тавроскифской страны обладал старшинством.

  (Союз с венецианцами, направляющими ромеям флот.)

  (1165 г.)

  (Во время венгерской кампании Мануил I Комнин идет к Дунаю, где происходит столкновение у Зевгмина с войсками Стефана III.)

  Таково было положение дел131, когда прибыли лазутчики ромеев с сообщением о приближении великого войска132: можно было видеть, как пыль поднимается высоко в воздух. А один из славных гуннов133, по имени Васас134, перешедший на сторону ромеев, утверждал, что недалеко находится король пеонцев135, который ведет и другое, превосходящее по численности войско, а также скифов136 вместе с тавроскифами137; он говорил, что вернулся к ним, кроме того, со всем войском и династ чехов138.

 

Книга 6

  (1166 г.)139

  (Вновь разгорелась византино-венгерская война. Лев Ватац наносит венграм удары со стороны Причерноморья.)

  [Василевс] же, стремясь нанести и второй удар [по противникам]140, вновь послал против них войско, приказав откуда-нибудь сверху обрушиться на гуннов, живущих у тавроскифской страны141. Командовали этой армией Андроник Лапард, Никифор Петралифа и многие другие. Во главе же был Иоанн Дука, о котором я уже часто упоминал. Пройдя долгий и тяжелый путь и миновав совершенно не заселенные земли, они вскоре вторгаются в гуннскую страну142; часто встречая многолюдные деревни, захватывали богатую добычу; многих перебили, а еще больше взяли в плен.

  (Посредничество австрийского герцога Генриха в примирительных переговорах в Сердике между Мануилом I и Фридрихом I Барбароссой.)

  Эррик143, возвращаясь домой144, когда оказался в Пеонии145, склонил Стефана146, прогнавшего тавроскифянку147, жениться на своей дочери-девице148. Так и случилось.

  (Венгры вновь намерены отвоевать Сербию.)

  (1167 г.)

  (Попытка антиимператорского заговора Алексея Аксуха.)

  Отряд скифов149, находившихся у ромеев в качестве союзного [войска]150, сначала был весьма обеспокоен по поводу жалованья; затем удалось договориться. Но протостратор151 в частном разговоре деньгами склонил сделать вид, что они возвращаются к себе домой, а с наступлением полночи беззвучно напасть на палатку василевса и приступить к делу. Это решение и было принято. Но какой-то мальчик из его прислужников в палатке, когда узнал о заговоре, поспешил к евнуху Фоме152, который тогда был самым преданным василевсу153 человеком, и сообщил ему о замысле. Тот же передал все василевсу, а затем представил и мальчика. Василевс не хотел поверить сказанному, пока утром скифы без всякой причины не начали уходить. Их он смог удержать обещаниями, а за Алексеем отправил, чтобы его схватили, и скоро несчастный оказался в тюрьме.

  (Суд над Алексеем Аксухом с последующим его пострижением в монахи.)

  (1167 г.)154

  (Византийский военачальник Андроник Кондостефан строит войско перед решающей битвой с венграми у Зевгмина.)

  [Андроник Кондостефан] вывел из лагеря войско ромеев в полном вооружении. Построено оно было следующим образом. Он приказал скифам155 и большей части персов156 идти вместе с немногочисленными всадниками, которые сражаются копьями; затем по обеим сторонам следовали фаланги ромеев.

(Перевод М.В. Бибикова. С. 59-69)

 

Иоанн Киннам: История

Дата публикации: 13.03.2019 г.

 

в раздел

 

КОММЕНТАРИИ

1
Из Малой Азии.

2
Константинополь.

3
Военные действия проходили на пространстве между Дунаем и, несомненно, Балканами.

4
Кочевники, нахлынувшие при Иоанне II Комнине на Византию, практически единогласно до сих пор считались печенегами. Сложность вопроса заключается в многозначимом содержании этникона “скифы”, которым в большинстве византийских источников обозначаются вторгшиеся в Византию из-за Дуная в конце 1121 г. кочевники. Мы имеем дело с фактически последним крупным передвижением печенежских (в союзе с узами) племен. Византийские авторы говорят об их переходе “всем войском”, или “всеми силами” (Cinn. 7.16-17; Mich. Ital. III: P. 83.9-11). Такое движение могло в то время быть вызвано, в частности, и давлением Руси, если к тому же учесть половецкую опасность для печенегов и узов, вытеснявшихся из причерноморских степей.

5
Дунай.

6
Дунай исторически воспринимался как граница Византии на севере.

7
Племенные вожди. Уже в античной и ранневизантийской литературе термин обозначал правителей варварских государств. Территория подобных государственных образований, подвластная филархам, называлась в византийских текстах филархией. Никита Хониат сообщает, что печенеги здесь расположились “по филам” (Hist. 14.51).

8
Киннамом описаны традиционные методы византийской дипломатии, одним из которых был подкуп; и как бы ни оценивать его: как стыдливую замену “дани” более мягким “подарки” (что в данном случае маловероятно) или как средство oxpaны границ, он был очень действенной мерой, когда дело касалось кочевников, особенно разноплеменных.

9
Никита Хониат и Михаил Италик позволяют дополнить лаконичное повествование Киннама о ходе боевых действий. Натиск ромеев натолкнулся на крепкую оборону противника. Киннам и Никита Хониат подробно рассказывают о военной хитрости печенегов, огородившихся повозками и создавших тем самым подобие крепости, сквозь “стены” которой невозможно было пробиться нападавшим, но из-за которой легко было поражать противника (Cinn. 8.6-12; Nicet. Chon. 15.73—82; ср. Michel le Syrien. Vol. 3. P. 206). Такой вид защиты позволил печенегам удачьно отбивать атаки войска Иоанна II. Требовалось какое-то решительное действие, чтобы сломить эту оборону.

10
Об участии самого Иоанна II Комнина в бою сообщают также Никита Хониат и Михаил Италик. Но если Хониат просто говорит о его помощи той или иной части войска, то Михаил Италик упоминает о ранении василевса (Mich. Ital. XLIV: P. 285, 1-2). Намек на это содержится и в сочинении Никифора Василаки: Nicephorus Basilica Orationes et epistolae / Ed. A. Garzya. Leipzig, 1984. P. 89.8.

11
Об ограждении печенегами своего лагеря повозками, создавшими тем самым подобие крепости, сквозь “стены” которой невозможно было пробиться нападавшим, но из-за которой легко было поражать противника, сообщает и Никита Хониат (15.73—82; ср.: Michel le Syrien. Vol. 3. P. 206). Использование печенегами повозок в сражениях было их, видимо, хорошо известным византийцам тактическим приемом.

12
В изложении решающего момента битвы анализируемые нами авторы расходятся. Четок рационалистический рассказ Киннама (Cinn. 8.12-18). Василевс, видя, что атаки печенежского укрепления безуспешны, решает штурмовать его не на конях, а спешившись (то же сообщает и Михаил Сирийский: Vol. 3. Р. 206). При этом он приказывает “британским” секироносцам рубить телеги противников. Это приносит успех: “скифский” лагерь захвачен. Хониат отмечает другое (Nicet. Chon. 15.83-93). В битве василевс не только оказался хорошим и умелым воином, но и проявил невиданное благочестие: когда ромейские фаланги изнемогали под натиском врагов, он, взяв икону Богоматери и с плачем взирая на нее, в уничижении проливал слезы, более горячие, чем пот сражавшихся. И не бесплодно, по словам повествователя, было действие это: тотчас же василевс облекся силою свыше и прогнал скифские войска, как некогда Моисей, простерши руку, отвратил полчища амаликитян.

13
Императорская гвардия, состоявшая из русских и скандинавов. При Алексее I Комнине в основном императорскую гвардию стали постепенно составлять англосаксы, особенно после норманнского завоевания Британии в 1066 г.

14
Среди участников II крестового похода Киннам называет “бриттов и британцев” (67.3-5).

15
О расселении в ромейских пределах большей части оставшихся в живых печенегов, сдавшихся византийцам, сообщает и Никита Хониат (16.4-8). Он указывает, что это была “западная” часть государства (16.7; ср. в “Исторических стихотворениях” Феодора Продрома: Ф. Пр. S. 345-346, XXIX.6-16; XXV.35; 338, XXV.88).

16
О зачислении “скифов” в византийскую армию в качестве вспомогательных отрядов сообщает и Никита Хониат (16.8—9). П.В. Голубовский идентифицировал этих разбитых тюркских кочевников с обосновавшимися в 1124 г. в Венгрии половцами.

17
Византийские императоры с целью увеличения войск заселяли территорию империи пленниками соседних народов и племен и превращали их в стратиотов.

18
Об итогах последней войны печенегов мы узнаем у Киннама и Никиты Хониата. Большая часть оставшихся в живых и сдавшихся византийцам была расселена в ромейских пределах (Cinn. 8.19-22; Nicet. Chon. 16.4—8). Хониат указывает на то, что это была “западная” часть государства (Nicet. Chon. 16.7). Такое определение не противоречит представлению византийцев о локализации Подунавья. Кроме того, немалая часть “скифов” была зачислена в качестве вспомогательных отрядов византийской армии (Cinn. 8.22; Nicet. Chon. 16.8-9). Действительно, в дальнейшем мы встречаем печенегов в составе ромейского войска. Наконец, большая часть пленников, по Хониату, была продана (Nicet. Chon. 16.9-10). Это хронологически последнее несомненное упоминание печенегов в византийских источниках, не считая поздних компиляций. По-видимому, эта победа над печенегами современниками воспринималась как решающая и окончательная.

19
Термин “этнос” (народ, племя) применялся к социальным группам, противопоставляющимся в Византии ромеям. В библейском значении (см.: Пс 2:1; Мф 10:5) это — племена, чуждые избранному народу. Для византийцев — иноверцы и язычники или иноземцы (например, франки, болгары).

20
Т.е. турок-сельджуков, которых Иоанн Киннам называет “персами” или просто “варварами” в Азии.

21
Кампанией, наиболее близкой по времени к печенежской войне Иоанна II Комнина. мог быть поход на турок-сельджуков Иконийского султана, состоявшийся около 1124 г. Обращает на себя внимание в таком случае временной разрыв в ходе повествования византийского историка. Однако этот поход мог иметь место и в зиму, непосредственно после печенежской войны. Тогда датировку следует перенести на год-два ранее.

22
О событиях и источниках см.: Chalandon 1912. Vol. 2. P. 51.

23
Об образе жизни и питании печенегов и куманов подобные сведения есть у Оттона Фризингенского: MGH SS Vol. 20. Р. 233 sq. Об употреблении кочевниками в пищу мяса и молока упоминается и в других средневековых источниках (Гардизи, Петахья). Вместе с тем нельзя исключить здесь аллюзии на Геродота, описавшего образ жизни скифов (Геродот. IV.64 sq.).

24
Описываемые Иоанном Киннамом события являются эпизодом II крестового похода.

25
В данном случае Киннам называет “варварами” германских крестоносцев, именуемых “аламанами”.

26
Мануил I Комнин.

27
Тяжелая пехота — “войско гоплитов” — была оснащена кольчугами, щитами, мечами.

28
“Катафрактами”, или латниками, называлась тяжелая конница (кольчуги на воинах, палицы, длинные пики, щиты, мечи). С последней трети X в. “катафракты” стали основной ударной силой византийской армии.

29
Скорее всего, имеется в виду легкая конница, вооруженная копьями, щитами, луками.

30
Имеются в виду тюркские кочевники (печенеги или половцы). В этом сообщении Киннама отражена издавна утвердившаяся в Византии и оправдавшая себя традиция соединять или сохранять в одном отряде воинов-единоплеменников или земляков, так как в таких случаях было в большей мере свойственно чувство взаимной выручки.

31
В данном случае Киннамом употреблено архаизированное название турок-сельджуков.

32
Вероятно, здесь имеется в виду легкая пехота, оснащенная луками, дротиками, пращами. Таким образом, в описании Киннама, в битве принимают участие все виды византийского войска — легкая и тяжелая пехота, легкая и тяжелая конница и вспомогательное войско, т.е. налицо все пункты “воинской науки” по части построения армии.

33
Рассматриваемые события представляют собой первый из известных набегов “скифов”-куманов из-за Дуная на Византию в царствование Мануила I Комнина, когда неоднократные столкновения с задунайскими кочевниками вошли в комплекс сложных многосторонних византино-венгеро-русских отношений в то время.

34
Т.е. Мануил I Комнин.

35
Филиппополь (совр. Пловдив в Болгарии).

36
Встречающийся у Киннама в рассказе о войне Мануила 1148 г. с кочевниками этноним “скифы” (93.2, 12. 20; 94.1, 13, 16; 95.2, 3, 20; 96.9) обозначает куманов-половцев (ИБП. Т. 14. С. 226. Примеч. 2). В народноязычной парафразе исторического сочинения Никиты Хониата (“версия В”) всюду в рассказе об этих событиях употреблен термин “куманы”. Куманы, переправившись через Дунай, не только не перешли Балканский хребет, но и их распространение вплоть до Балкан не определяется точно источниками: выражение Никиты Хониата “опустошали земли при Геме (совр. Балканы. — М.Б.)” (Nicet. Chon. Hist. 78.39 sq.; ср.: в народноязычной парафразе — “грабили Загорье”: Bonn. 103.21 sq.) может относиться к территории Паристриона и даже к пространству, близкому к Дунаю.

37
Обычно в литературе считалось, что здесь имеются в виду Арджиш и Дымбовица, или Ведя и Арджиш, или, может быть, Арджиш и рукав самого Дуная. Что это за реки, точно определить трудно. Ясно, что они встретились ромеям вскоре после их переправы через Дунай, ибо для перехода через эти две реки Мануил приказывает вернуться к Дунаю и оттуда на лошадях перетащить лодки (94.7-10). Это могли быть, помимо возможных традиционных атрибуций, и Борча, и Яломица.

38
Толкование этой фразы у Киннама всегда вызывает споры. Несомненно, что это место текста испорчено.

39
По В.Г. Васильевскому (Васильевский 1930. С. 31), это — Галицкая Русь. Действительно, западные пределы Галицкого княжества упирались в Восточные Карпаты. Таким образом, несостоятельным оказывается распространение далеко на юг (что делается только на основании этого свидетельства Киннама) границ Галицкой земли. Половецко-византийская война 1148 г., скорее, шла на более ограниченной территории, не только не распространяясь на русские земли, но вряд ли заходя даже в половецкую степь.

40
Очевидно, это — печенеги на византийской службе (ИБИ. Т. 14. С. 227. Примеч. 3). Возможно, это также и узы.

41
Обычно в литературе (Васильевский 1930. С. 31 и др.) отождествляется с упоминаемым чуть ниже Сотасом (ИБИ. Т. 14. С. 228. Примеч. 1: “Соткуманский племенной вождь, крещенный под именем Лазарь”).

42
Традиционное наименование в византийских источниках племенных вождей “варваров”, особенно кочевых народов.

43
П. Нэстурел (Nasturel 1969), не отождествляя Согаса с Лазарем, предполагает его кавказское происхождение (= “Шота”).

44
Описываемые Киннамом события представляют собой важные моменты истории византино-сербско-венгеро-галицких политических взаимоотношений в XII в. Отношения Византии с сербами в этот период были очень напряженными. Византийское правительство, играя на противоречиях в среде сербской знати и поддерживая одни группировки против других, сохраняло контроль над сербской территорией.

45
Имеется в виду взятие Зевгмина и его разорение (с санкции Мануила).

46
Т.е. р. Сава — правый приток Дуная, протекающий через северные районы совр. Сербии. Киннам пользуется архаичным гидронимом. Актуализация древнего термина — у Кекавмена (Кекавмен. Советы и рассказы. С. 268.27-28).

47
Т.е. венгров (Moravcsik. ВТ II. S. v.), взятых в результате битвы за Зевгмин (Землин). Многие пленные были расселены на византийской территории.

48
Т.е. венгерский король Геза II. Киннам пользуется термином “рикс”, лат. rех, которым византийцы обозначали “западных” (“латинских”) правителей. В ранневизантийской традиции, наследуемой и позже, этот титул применялся также и к болгарским, “гуннским”, славянским династам.

49
Т.е. венгров: наряду с термином «гунны» Киннам применительно к Венгрии употребляет и имя “Пеония” (см. выше).

50
Геза II воевал в 1151 г. на р. Саве. Он помогал своему родственнику — князю Изяславу Мстиславичу (ср.: Ипатьевская летопись // ПСРЛ. СПб., 1908. Т. 2. Стб. 447). Начало событиям было положено в 1149 г., когда киевский князь Изяслав Мстиславич в борьбе против суздальского князя Юрия Долгорукого попросил помощи у своего зятя Гезы II (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 384). Владимирко Галицкий был союзником Юрия Долгорукого. Итак, Геза II и Изяслав Мстиславич оказались противниками Владимирко Галицкого и Юрия Долгорукого.

51
В XII в. Галичская земля рассматривалась в Византии как часть “Малой России”, по замечанию Андроника (см.: Краткое обозрение. С. 125. Примеч. 1). Никита Хониат называет ее одной из топархий Росов (92.48—49).

52
Владимирко Володаревич (1104-1153) — князь звенигородский и белзский, а с 1141 г. и Галипкий, сын Володаря Ростиславича.

53
Т.е. галицкого князя.

54
Проблема толкования греческого термина νπóσπονδος — одна из давних. Отметим непоследовательность передачи термина в существующих переводах сочинения Киннама. Данное место (о галицком князе) передано как лат. foederatus (Ioannis Cinnami Historia. P. 115.40), болг. — “бил в договорни отношения с ромеите” (ИБИ. Т. 14. С. 238; ср.: Там же. С. 237. Примеч. 1 — “союзник, может быть, и вассал”), серб. — “связанный договором” (Византиjски извори. Т. 4. С. 42), хотя термин в близком тексте о Гезе II (Cinn. 104.19) передан как лат. obnoxiam, болг. — “поставил Сербию под свою зависимость”, серб. — “подчинил Далмацию”. Принципиальное решение проблемы предложено Г.Г. Литавриным (Литаврин 1960. С. 256 и сл.).

55
История битвы на р. Сане (поздняя осень 1151 г.) отражена в Ипатьевской летописи.

56
Во фрагменте описывается эпизод той же византино-венгерской кампании 1151 г. Мануил, желая сразиться с венграми, во главе которых, как он считал, выступил сам венгерский король, идет навстречу венграм. Преследуя венгров, возглавляемых баном Белой (у Киннама — Велосис), Мануил идет к Браничево.

57
Р. Сава.

58
Город, именовавшийся в римское время Viminatim, лежал по обеим сторонам Млавы при впадении ее в Дунай. Там находятся остатки городов Браничевац и Костолац. Византийские авторы воспринимали Браничево как город на Дунае (Анна Комнина. Алексиада. С. 394).

59
Совр. Тимиш (Timis) в западной части совр. Румынии.

60
Борис Коломанович (Кальманович) — сын венгерского короля Кальмана (Колочана) и Евфимии, дочери Владимира Мономаха. Вырос в Киеве. Кальман обвинил жену, русскую княжну, в неверности и потому самого Бориса не признал своим законным сыном, лишив наследия. Борис нашел приют в Византии. Во главе ромейских войск неоднократно нападал на Венгрию, пока один слуга-куман не заколол его в 1156 г.

61
Венгерский король Геза II (1141-1162).

62
Т.е. Геза II.

63
Описываемые события битвы у Антра (Андрии) представляют собой эпизод итальянской кампании Мануила. Неудачная попытка экспансии в Сицилию и Италию в 1149 г. после взятия византийцами Корфу в 1148 г., когда буря рассеяла византийские корабли и под угрозой выступления на стороне Рожера союзных с ним сербов и венгров Мануилу пришлось отступить на Балканы, тем не менее не заставила византийского правителя отказаться от планов отвоевать Италию.

64
Возможно, это “скифская” конница из тюркских кочевников.

65
Граф Антра, или Андрии, салентинского города. Его следует отличать от графа о-ва Андры, о котором упоминается также в 1155 г.

66
По Киннаму, — “крепость”. Называлась Roca или arx Antrae.

67
Иоанн Дука — один из двух византийских полководцев, посланный в Италию, севаст.

68
Михаил Палеолог — второй византийский командующий. Значение имени — “торговец старьем”, но оно могло пониматься современниками как “имеющий давних предков”. Киннам пишет о Михаиле: “…Палеолог, человек, принадлежащий к римскому сенату, и саном севаст”. Согласно “Тимариону”, наместник Солуни, по-видимому, при Иоанне II (Васильевский 1930. С. 114 и сл.). Иоанн сослал его, но Мануил вернул из ссылки (Cinn. 70.6-11). В 1147 г. встречал крестоносцев в Сердике, затем ездил послом к Фридриху I и папе Адриану IV, участвовал в италийских войнах 1155-1156 гг. Погиб в битве у Бари в конце 1155/начале 1156 г.

69
Печенежские, или куманские, воины, вероятно, лучники. В византийском войске были, вероятно, и “скифские” всадники.

70
После взятия Антра византийцы пришли в Бари с трофеями.

71
Роберт Басавила — сын тетки короля Вильгельма. Киннам называет его “двоюродным братом сицилийского тирана Рожера”, т.е. Рожера II.

72
Т.е. графами, привлеченными Мануилом на свою сторону. В италийской войне Мануила участвовал, например, Александр Гравина и др.

73
После взятия войсками Иоанна Дуки Монополя, по рассказам Киннама, состоялись переговоры между византийцами и Басавилой, просившим помощи. В это-то время, по замечанию Киннама, и подошел императорский флот. События следует отнести к концу 1155 г. до смерти Михаила Палеолога, о чем Киннам повествует ниже.

74
Мануил I Комнин.

75
У Киннама употреблен общий термин “Италия”, обозначающий, как правило, Южную Италию (Апулию).

76
В XII в. термин “масагеты” не имел однозначного смысла. Помимо античного мифа о воинственных масагетах (Ioannis Tzetzae Hist. 1968. Chil. XII.893 sq), “масагеты” вместе с “аримаспами” помещаются на краю земли за Кавказом (Constantini Manassis Rom. // Herscher 1859. 11.92). Вспоминается и замысел похода Кира Великого на “масагетов” и “иссидонян”. Ряд византийских источников указывает на недвусмысленную атрибуцию этнонима: масагеты византийцами прямо отождествлялись с авасгами (Ioannis Tzetzae Hist. V.587; XII.893; Ioannis Tzetzae Comm. Lycophron. 887), т.е. абхазцами, а также — аланами (Nicephori Gregorae Historia Byzantina 1829. Т. 1. P. 34.1), или албанцами (Zonarae Hist. XI.24) — жителями кавказской Албании. Вместе с тем в других случаях в текстах XII в. возможно понимание “масагетов” как тюркских кочевников Придунавья.

77
Куманы-половцы.

78
“Скифы вокруг Тавра” — иносказательное в Византии наименование “тавроскифов”, т.е. печенегов (до нач. XII в.), половцев, а также русских.

79
Куманы.

80
Очевидно, Галлиполи (ИБИ. Т. 14. С. 247. Примеч. 6), совр. Гелиболу. Каллий — афинский политик, заключивший мир, названный впоследствии его именем, в Сузах в 448/449 г. с Артаксерксом I. Этим миром завершились греко-персидские войны.

81
Описываемый Киннамом сбор венгерским королем Стефаном (Иштваном) III войска для войны с Мануилом происходил в 1164 г. По отношению к Венгрии Мануил в 60-е годы продолжал политику отца — Иоанна II, только более агрессивно и ставя перед собой более масштабные задачи. Его действия фактически сводились к расчленению страны путем вмешательства в ее внутренние дела с последующим возможным присоединением отдельных частей к Византии.

82
Т.е. венгерский король Стефан (Иштван) III {1162-1173 гг.). Для уточнения локализации событий можно привлечь лишь сведения о передвижениях Мануила в этом районе.

83
Т.е. германские силы.

84
Скорее всего, кочевые, вероятно половецкие, племена (см. Фрейденберг 1959. С. 37. Примеч. 88). Однако в XII в. “скифами у Тавра” византийцы называли и русских. В таком случае не исключено участие русских дружин в византино-венгерских войнах этого периода.

85
Т.е. армию богемского короля, который со времени II крестового похода, когда он поддерживал Конрада III, был вассалом Мануила (Cinn. 223). Он выполнял и роль посредника между Мануилом и Стефаном (Иштваном) III в переговорах.

86
На стороне Стефана III в войне участвовал чешский (богемский) король Владислав II (1140-1173). Венгерский двор был близок с чешской династией, а сам Стефан III способствовал его брачному союзу с домом галицкого князя Ярослава.

87
Византийское посольство Мануила Комнина на Русь описано Киннамом в связи с событиями византино-венгеро-русских политических взаимоотношений в середине 60-х годов XII в. и, очевидно, должно рассматриваться в комплексе этих вопросов.

88
Скорее всего, здесь имеет место первое (и единственное) упоминание этого липа, на что указывает формула его “представления” автором читателю: “…возводил свой рол к Комнинам”. Интересно, что эта фраза в точности повторяет выражение Никифора Вриенния о Мануиле Эротике, являющееся началом 1-й книги его “Исторических записок” (Nicephore Biyennios. Hist. 1975. P. 75.1).

89
Обычное для византийцев, в том числе и в XII в., наименование русских. Хотя Киннам не указывает место, куда прибыл Мануил, можно думать, что под “архонтом” тавроскифов подразумевается правящий в Киеве князь. Характерно употребление термина “этнос”, нередко применявшегося в византийской традиции по отношению к язычникам (или вообще к “варварам”), в связи с русскими.

90
Термин, обычно прилагаемый византийцами (наряду с титулами “филарх”, “гегемон”, “первенствующий” и т.д.) к иноземным правителям: болгарским царям, сербским господарям, чешским, венгерским, польским королям и т.п. Здесь, очевидно, имеется в виду великий князь, правивший в Киеве. В это время киевский стол занимал Ростислав Мстиславич (1154-1168).

91
Это замечание важно осмыслить с учетом характера византино-киевских отношений той поры. “Видимо, намечалось сближение Византии со смоленско-киевским великим князем, который опасался усиления Суздаля. Так, киевский посол Гюрята Семкович ехавший в 1164 г. в Византию договариваться о возвращении митрополита Климента, встретил в Олешье императорского посла, который вез нового митрополита Иоанна. В послании император Мануил просил Ростислава принять этого ставленника и подкрепил свою просьбу богатыми дарами (“приела цесарь дары многы Ростиславу: оксамиты и паволокы и вся узорочь разноличная”). В летописи здесь дефект, но из всего повествования Киннама мы знаем, что император искал помощи против Венгрии и союзной с ней Галичины” (Пашуто 1968. С. 193).

92
Византия стремилась расколоть связи Киева с Галичем, с которым в это время были у империи противоречия как в Нижнем Подунавье, так и в Венгрии. Киевский князь будто бы обещал императору помочь против Венгрии (Грот 1889. С. 329 и сл.). Ростислав согласился принять Иоанна (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 522), который умер в 1166 г., но в венгерской войне заметного участия не принимал и с Галичем (который поддерживал связь с Черниговом) сохранил дружбу.

93
Галицкий князь Ярослав Осмомысл (1153-1187), сын князя Владимирко Галицкого. Сильный, могучий правитель разросшегося к этому времени княжества. Столица княжества, г. Галич, впервые упомянута в 1141 г. (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 308). Территория княжества оформилась в середине XII в.: о Галицкой земле упоминается в 1152 г. при князе Владимирке. Галицкое княжество простиралось на обширном пространстве между Днестром, Саной, Средним Подунавьем, находясь на перекрестке важнейших торговых путей и будучи важным экономическим центром Руси, в частности, по добыче соли.

94
Термин “гегемон” соответствует княжеской титулатуре иноземных властителей в византийской терминологии. “История” Киннама выделяет Галич из прочих русских земель. Интересно, что в западноевропейской историографии Галинкое княжество также выделялось среди государств Европы: Кадлубек называет Галицкое княжество “regnum” — “королевством”.

95
“Заинтересованное в галицком союзе против Венгрии византийское правительство в эти годы заключило какой-то договор с Ярославом, о нарушении которого и идет речь в послании Мануила князю Ростиславу. Следовательно, утверждение Ярослава Осмомысла на Дунае и его сближение в 1159 г. с Венгрией не на шутку беспокоило империю” (Пашуто 1968. С. 195).

96
Севастократор Андроник Комнин, будущий император Андроник I (1183-1185), узурпировавший власть и затем свергнутый. Сын севастократора Исаака Комнина — брата василевса Иоанна II. Значение роли галицкого фактора в русско-византийских отношениях этого периода некоторыми учеными выводилось из того факта, что Андроник был сыном севастократора Исаака и русской княжны, дочери галицкого князя Володаря, следовательно, родственником Ярослава Осмомысла.

97
М.М. Фрейденберг (Фрейденберг 1959. С. 41), считая, что Андроник был посажен в тюрьму в 1154 г., датирует прибытие его на Русь 1163-1164 гг. В этом случае эта дата сходится со свидетельством Ипатьевской летописи под 1164 г. Никита Хоннат сообщает только, что Андроник просидел в тюрьме “достаточное время” (106.87). И. ван Дитен принимает весь срок с начала 1155 до осени 1158 г. в качестве возможного периода свершения этих событий.

98
По сообщению Ипатьевской летописи, в 1164 г. в Галич “прибеже из Царьграда братан царев кир Андроник”.

99
Византийский посол — Мануил Комнин.

100
Существуют различные предположения относительно того, какого именно князя здесь имеет в виду Киннам. В Cod. Vat. gr. 163 (единственной рукописи сочинения Киннама), на л. 254 ясно читается греч. Πριμισθλαβος. Исходя из имеющегося текста сочинения Киннама, наиболее вероятна идентификация Примислава с Ярославом Галицким. Однако возможная порча текста не позволяет давать твердое обоснование этому предположению.

101
Необходимость высокого посольства на Русь для получения военной помощи свидетельствует о равноправии Византии и Галича в политических вопросах, отсутствии вассальной зависимости в это время Руси от империи, так как сюзерен получал в свое распоряжение военные силы подданных династов автоматически — без специальных посольств.

102
“Архонтами” византийская традиция называла, в частности, иноземных правителей, в том числе и русских князей. В данном пассаже термин “архонт” заменяется в близком контексте термином “первенствующий” (Cinn. 235.4, 236.8).

103
Великий князь киевский Ростислав Мстиславич (1154—1168). По сообщению Киннама (236.3), именно он клятвой подтвердил свое согласие оказать Византии помощь в действиях против Венгрии. Итак, отношения Киева с Византией, натянутые в начале правления Ростислава, улучшились впоследствии.

104
Подробности этого посольства известны из русской летописи (Ипатьевская летопись под 6672 г.: ПСРЛ. Т. 2. Стб. 92.8). Заключенный договор, в частности, обусловливал порядок назначения митрополита в Киеве, военную помощь для империи.

105
Ярослава Осмомысла Галицкого.

106
Венгерский король Стефан (Иштван) III.

107
Dolger F. Regesten. Bd. 2. № 1461. См.: Грот 1889. С. 327 и сл.; Chalandon 1912. Vol. 2. P. 482-483.

108
По Киннаму (260.21), русская княжна в 1166 г. была еще в Венгрии.

109
Т.е. венгерского короля Стефана (Иштвана) III. Термином “пеонцы” обозначаются венгры.

110
Безыскусность, простота, бесхитростность — один из топосов описания “варварского” мира у византийцев. Идущие от античных времен представления об экзотической чистоте человеческих отношений, идиллическом миролюбии и беззаботной веселости (из авторов XII в. см.: Никита Хониат — Nicetae Choniatae orationes et epistolae 1972. P. 196. 18 sq.; Михаил Хониат — Lampros 1879. Т. 1. С. 99.31-100.3; Евстафий Солунский — Tafel 1964. Р. 64.6 sq., 75.8 sq.) стали компонентами описательного “этнического портрета” “варварского” мира в византийской историографии и риторике.

111
Итак, отношения Византии как с Киевом, так и с Галичем в результате посольства Мануила Комнииа упрочились. Свидетельством дружественных связей Византии с Русью в это время является быстрый рост числа русских монахов на Афоне. В 1169 г. афонский протат уступает русским большой запустевший монастырь Солунцев (Солунца) со всеми его владениями, сохранив за русскими и обитель Ксилурга. Монастырь Солунца, или Русский монастырь св. Пантелеймона, скоро стал одним из крупнейших монастырей Афона и в течение многих веков играл важную роль в развитии русско-византийских и русско-греческих связей.

112
Киев. Предложенная специалистами поправка к чтению — Киава и даже Киова, что могло быть ближе к русскому произношению, основана на возможном одинаковом написании минускульных “β” и “μ”. Однако в рукописи отчетливо читается “Киава”, так что оснований для пересмотра текста нет. Киннам или его информатор весьма верно определили не только политическую, но и престижную функцию владения в XII в. киевским столом, за который шло ожесточенное соперничество русских князей.

113
Античное значение термина “митрополия” (город — основатель колоний) сохранялось и в византийский период. Однако наиболее характерно для греческого языка византийского периода значение этого слова как технического термина, обозначающего церковную область (управляемую митрополитом), в которую входило несколько епископий — также церковных округов. В данном случае возможна контаминация значения: церковный центр (что особенно важно для Византии, посылавшей в Киев иерархов из Константинополя) и столица (наиболее общее, нетехническое значение слова) объединились в данном случае (ср.: Рорре 1968).

114
Киевская Русь находилась под супрематией константинопольского патриархата, в соответствии с чем на Русь из Константинополя отправлялись митрополиты-греки (Щапов 1989. С. 164 и сл.). Из 24 известных на Руси митрополитов X — начала XIV в. 22 были греками. В середине XII в. проблема русско-византийских церковных отношений в связи с постановлением иерархов из Византии приобрела особую остроту.

115
Киннам выражает представление о Киеве как о столице всего Древнерусского государства. Аналогом греческого термина “митрополия” может служить его древнерусская калька “матерь городов русских”, приложимая к Киеву.

116
В данном случае, очевидно, Ростислав (см.: Левченко 1956. С. 483-487).

117
Германский император Фридрих I Барбаросса (1152-1190), который, еще будучи герцогом швабским, участвовал во II крестовом походе. Действия Фридриха в Южной Европе логически вытекали из всей прежней захватнической политики Штауфенов в этом регионе. В отношениях с Византией в середине 60-х годов XII в. важное значение имели связи с германским императорским домом волынского князя.

118
Создавая около 1165 г. коалицию против Иштвана III, Мануил заключил соглашение с Фридрихом Барбароссой. Этот союз не только нейтрализовал германские силы от возможной поддержки Венгрии, но и дал возможность Византии привлечь к войне с Иштваном силы многочисленных союзников Фридриха I.

119
Генрих Язомиргот Бабенберг, маркграф, с 1156 г. — австрийский герцог. Брат германского императора Конрада III, с которым он участвовал во II крестовом походе.

120
Генрих Австрийский был мужем племянницы Мануила — Феодоры (дочери Андроника Комнина и Ирины Комниной). Он женился в 1148 г. в период пребывания крестоносцев Конрада III в Константинополе.

121
Обычно считается, что это печенеги (Chalandon 1912. Vol. 2. P. 483, п. 2), события датируются началом 1164 — концом 1165 г. К.Я. Грот (Грот 1889. С. 337) видит в этих “скифах” кочевников-наемников. Возможно, что ими были куманы.

122
Сельджукский султан Иконийского султаната (Рум) — Кылич-Арслан II.

123
М.М. Фрейденберг (Фрейденберг 1959. С. 42) отмечает, что личность Владислава неизвестна. По мнению Е.Ч. Скржинской, здесь в источнике ошибка: на самом деле речь идет о Мстиславе, а не Владиславе.

124
Т.е. русских князей.

125
В XII в. известны случаи, когда русские князья приходят к византийскому двору и становятся поддаными императора, получая при этом в удел определенные земли в Византии. Такими были и Василько и Мстислав Юрьевичи. При этом характерно, что. несмотря на то что русский элемент, по всей видимости, в составе варяжского корпуса с конца XI в. сокращается, как раз ко времени Комнинов относятся сведения о ряде знатных русских эмигрантов, поступавших на службу к василевсам.

126
П. Нэстурел считает, что земли русским князьям в середине XII в. были даны где-то в устье Дуная, если не на Буге или в южной Молдавии (Nasturel 1969).

127
По Ипатьевской летописи, эти события произошли в 1162 г. (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 321; ср.: Там же. Стб. 520).

128
После того, как в 1162 г. суздальский князь Андрей Боголюбский (1155-1174), сын Юрия Долгорукого, решительно расправился с “передними” мужами своего отца, выслал свою мачеху и ее сыновей — Мстислава и Василько, своего брата Всеволода и племянников — Ростиславичей и (вторично) епископа Леона (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 520), все эти люди, видимо, сблизились с противной партией и мешали политике Андрея. Они отправились в Византию, где Мануил дал (“дасть царь”) Васильку четыре города “в Дунае”, а Мстиславу — “волость Оскалана” (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 321; Т. 25. С. 72).

129
Т.е. Юрия Долгорукого (ок. 1090-1157). Князь ростово-суздальский, с 1155 г. — великий князь. Сын Владимира Мономаха.

130
Юрий Долгорукий рассматривался в Константинополе как надежный союзник Византии.

131
События, предшествовавшие рассматриваемым здесь, Киннамом излагаются следующим образом. После взятия венграми Срема в 1165 г. сообщается об отравлении Стефана IV (239.15-21). Оно произошло 13 апреля. Тоща Мануил, узнав об этом, направляется туда. В июне 1165 г. (240.8) идет из Сердики (совр. София) к Дунаю. Здесь происходит стычка при Зевгмине, после которой византийские дозорные видят приближение союзного венгерского войска во главе с королем (Стефаном III). Итак, события разиваются летом 1165 г.

132
Т.е. армии венгерского короля Иштвана (Стефана) III.

133
Гуннами Киннам называет венгров (Moravcsik. ВТ. II. S. 235).

134
По мнению специалистов, греч. “Васакос”; соответствует вент. Vasas — Вашаш.

135
Т.е. венгерский король Стефан (Иштван) III (1162-1173).

136
Обычно считается, что это — печенеги или куманы.

137
Очевидно, русские. Как известно, “заняв венгерский престол, Иштван III вел борьбу против Византии, сохраняя союз с Волынью и продолжая сближение с Галичем. К этому времени распался союз двух империй, и поэтому, очевидно, волынские воины наряду с немцами Фридриха I Барбароссы и чехами короля Владислава II и сражались успешно в это время на стороне Иштвана III против Византии, тогда как послы другой, суздальской, группировки находились в ставке Мануила” (Пашуто 1968. С. 179).

138
Чешский король Владислав II. О его связях с Русью говорит тот факт, что в свое время, возвращаясь из II крестового похода в 1148 г., Владислав II ехал из Византии через Русь (“per Ruziam”: Vincenti Pragensis Chronica II Fontes Rerum Bohemicarum 1874. T. 2. P. 418), видимо, через Киев, где правил волынский князь Изяслав.

139
Речь идет о византино-венгерской войне 1166 или 1167 г.

140
После удачных действий Льва Ватаца, византийского полководца.

141
Т.е. у русской границы.

142
Стремясь дать ответный удар, Мануил направил одно войско от Срема, другое (под командованием Лапарда и Петралифы) — с задачей проникнуть в Венгрию через Русь. К.Я. Грот (Грот 1889. С. 360) считает, что поход должен был проходить по совр. Молдавии, Буковине и Северной Трансильвании. После 1167 г. военные действия в Венгрии прекратились (см.: История Византии. Т. 2. С. 326). Венгрия капитулировала, Сирмий, Хорватия и Далмация — все спорные территории оставались за империей. Венгерская церковь признала супрематию Константинополя. Византия должна была получать ежегодную дань, а венгерская знать выдавала заложников как гарантию своей покорности. Но нельзя точно определить, относятся ли эти условия к договору 1165 или 1167 г.

143
Австрийский герцог, маркграф Генрих Язомиргот был посредником примирительных переговоров в Сердике между Фридрихом I Барбароссой и Мануилом с целью организации новых походов на Венгрию. По Киннаму, эти переговоры были синхронны с походом Иоанна Дуки (261.12), т.е. оба события датируются 1166 г.

144
Из Сердики (совр. София) после исполнения посреднической миссии.

145
Т.е. в Венгрии. Австрийский маркграф Генрих Язомиргот, как и чешский король Владислав II, с самого начала противился проектам германского короля Фридриха Барбароссы объявить войну Венгрии как союзнице враждебной Гогенштауфенам Сицилии.

146
Венгерский король Иштван III.

147
Т.е. дочь Ярослава Галицкого. Как сказано выше, Иштван III, заняв престол, вел борьбу против Византии, сохраняя союз с Волынью и продолжая сближение с Галичем. К этому времени распался союз двух империй, и волынские воины сражались на стороне Иштвана III против Византии (Cinn. 242-243), тогда как суздальцы были на стороне Мануила. В этой обстановке возник даже проект женить короля на дочери Ярослава Осмомысла, которая в 1164/1165 г. ездила в Венгрию. Но из-за интриг Мануила I брак расстроился (см.: Cinn. 235-236).

148
О женитьбе Иштвана III на дочери Генриха см.: Continuatio Zwetlensis prima MGH SS. Vol. 9. P. 538 (1166); Continuatio Claustroneoburgensis, II // MGH SS. Vol. 20. P. 492.

149
Скорее всего, здесь имеются в виду куманы (половцы), которые как раз в это время усиливали свою внешнеполитическую активность, в массе своей вытеснявшиеся из северо-причерноморских степей.

150
Участие половецких сил в качестве вспомогательных отрядов — отличительная черта военно-политической истории половцев в этот период. Мануил, по описанию Киннама, отправился для оказания отпора венграм, вступившим в Срем. С этой целью, вероятно, и были приглашены куманские силы.

151
Алексей Аксух. Алексей в 1158 г. возглавлял экспедицию в Италию. Он был также стратигом-автократором в Киликии в 1165 г. (Cinn. 227.17-18). Очевидно, он является тем протостратором Алексеем, который был послан против венгров в 1166 г. (Cinn. 260.3-5).

152
В Византии роль евнухов была очень значительна. Евнухи занимали духовные посты: епископов, митрополитов, даже патриархов. Но особенно много их было в императорском дворце, среди ближайших служителей императора и императрицы. В IX-XI вв. неоднократно фактическое управление государством попадало в руки видных евнухов.

153
Очевидно, Фома являлся так называемым “месадзоном” Мануила — своего рода “премьер-министром”.

154
Приводится описание построения византийского войска перед знаменитой битвой у Землина (Зевгмина) 8 июля 1167 г., окончившейся полным разгромом венгров и тем самым положившей конец византино-венгерским войнам 60-х годов XII в. После описания данного построения следует рассказ о битве, повлекшей бесчисленные жертвы, пленении византийцами пятерых “жупанов” и т.п. Полный разгром венгров, по словам Киннама завершил войны с Венгрией (274.22).

155
Скорее всего, куманы; может быть, и печенеги.

156
Турки-сельджуки.

 

ИОАНН КИННАМ

 

Лого www.rushrono.ru

Поделиться: