Курляндская операция 1705-1706 гг. и сражение при Гемауэртгофе. Заключение

  После ухода русских войск Курляндия в мае 1706 г. была вновь занята шведами. Комендантом Митавы как и прежде был назначен полковник Горан Кнорринг, а в гарнизоне города разместился его многострадальный Хельсингский пехотный полк. Шведы (в первую очередь сам Левенгаупт) рассматривали герцогство как источник для денежных контрибуций и продовольственных запасов и не планировали его долгосрочную оборону. За время второй шведской оккупации укрепления и вооружение митавской крепости восстановлены не были, постоянные гарнизоны в другие города (Либава, Бауск), по нашей информации, также не вводились. В 1706-07 гг. вдоль литовской границы продолжалась вялотекущая «малая война» с участием шведов и сапежинцев с одной стороны и литовцев Вишневецкого – с другой. После перехода Вишневецкого на сторону короля Станислава в северо-западные районы Литвы осенью 1707 г. были введены русские войска Репнина и Боура. Многие литовцы отказались перейти на сторону шведов и Сапеги массово дезертировали из войск Вишневецкого. В результате под его командой к январю 1708 г. осталось всего около тысячи человек, расположившихся в Яничках, поближе к курляндской границе. Зимой 1707-08 г. шведы попытались, как обычно, провести сбор продовольствия и контрибуций в приграничных литовских районах, и один из таких отрядов (по русским сведениям – ок. 2 тыс., вероятнее всего – не более 500-600 чел.) занял в конце декабря Биржи. В ответ русские в середине января перешли к активным действиям, один отряд (казаки бригадира Шидловского) атаковал 15 января литовцев Вишневецкого, а Боур с пятью драгунскими полками двинулся к Биржи. У Яничек казакам сначала сопутствовал успех, но затем к литовцам на помощь подошли шведы, отбросившие русских обратно к Кейданам. К Биржи авангард Боура прибыл рано утром 19 января, но выяснилось, что шведы, предупрежденные о подходе противника, успели уйти накануне. Русские смогли лишь потрепать шведский арьергард, захватив несколько солдат из полка Левенгаупта и карельских рейтар. Пленные сообщили, что основные силы Левенгаупта (ок. 4 тыс. чел.) собраны в районе Бауска, но их дальнейшие планы были неизвестны. Маловероятно, что шведский командующий планировал какие-либо наступательные операции. Его целью, видимо, было прикрыть Курляндию со стороны Биржи. В свою очередь Боур в начале февраля предлагал Меншикову повторить операцию по уничтожению войск Левенгаупта: дивизия генерал-майора фон Вердена, находившаяся в Полоцке, должна была вторгнуться в Курляндию от Динабурга и попытаться отрезать шведов от Риги, а сам Боур со своей кавалерией и частью войск Репнина двинется напрямую к Бауску и Митаве. Однако данный план так и не был реализован. Приграничные районы были серьезно разорены в ходе многолетней «малой войны», и уже в начале февраля Боур был вынужден из-за недостатка продовольствия и конских кормов отвести свои войска от Биржи вглубь литовской территории. Весной 1708 г. при приближении главной шведской армии во главе с Карлом XII русские войска отступили дальше на восток к русским рубежам, и в Курляндии наконец ненадолго установился мир.

  Все вновь изменилось осенью 1709 г. Практически сразу же после победы при Полтаве Петр I принял решение о завоевании шведской Прибалтики. Русские войска выступили к Риге уже в июле, и к концу сентября передовые отряды главной армии подошли к Диене и Друе. Узнав о подходе русских войск, шведы приняли решение оставить Курляндию, вывезя перед этим весь скот и припасы в Ригу и максимально разорив герцогство. По неясной причине передовой отряд генерал-поручика Боура (Киевский, Новотроицкий, Ямбургский и Каргопольский драгунские полки) задержался в Литве и вошел в Курляндию лишь в середине октября, когда шведы уже успели полностью эвакуировать все свои силы в Ригу, и без какого-либо сопротивления к концу месяца установил контроль над герцогством.

Фридрих Вильгельм Кетлер  Фридрих Вильгельм Кетлер. Портрет работы неизвестного художника, ок. 1710 г. Варшавский национальный музей.

  Созванный поздней осенью 1709 г. герцогский совет признал совершеннолетним герцога Фридриха Вильгельма и постановил передать ему права по управлению государством. К этому моменту Курляндия уже окончательно попала в орбиту российских интересов, что было закреплено в октябре 1709 г. договоренностью Петра I и прусского короля Фридриха I о женитьбе племянника короля юного герцога на одной из представительниц русской царской семьи. Русские войска также получили право на сбор провианта, проход и простой в Курляндии. Свадьба Фридриха Вильгельма и дочери брата Петра Анны Ивановны (Иоанновны) состоялась 11 ноября 1710 г. в С.-Петербурге. Это был первый брак русской принцессы с иностранным принцем, положивший начало практике, продолжавшейся затем более 200 лет. Однако сам брак оказался очень скоротечным и бездетным. На обратном пути в Курляндию 18-летний Фридрих Вильгельм серьезно заболел и умер 18 января 1711 г. После его смерти герцогский титул по мужской линии должен был наследовать его дядя Фердинанд Кеттлер, но русское правительство настояло, чтобы Курляндией управляла его вдова Анна Иоанновна. 11 июля 1712 года Петр I послал курляндскому дворянству именную грамоту, в которой, опираясь на заключённый перед свадьбой договор, извещал о скором прибытии в герцогство новой правительницы. Находившиеся в соседней Лифляндии крупные русские контингента не оставили выбора курляндскому сейму, и он был вынужден признать власть новой герцогини. Утверждением русского кандидата на герцогском троне было закреплено фактическое вхождение Курляндии в зону российского влияния, несмотря на то, что герцогство продолжало формально оставаться вассалом Речи Посполитой. Но к этому моменту в северо-восточной Европе уже появился и твердо встал на ноги новый региональный лидер – Российская империя, который мог себе позволить не обращать особого внимания на такие незначительные детали.

  На этом фактически закончилось участие Курляндии в событиях Великой Северной войны 1700-1721 гг., которое стало для нее причиной значительного экономического разорения и упадка. Не имея сил и средств для самостоятельной обороны, герцогство стало ареной для противостояния более сильных соседей, в первую очередь Швеции и России. При этом все противники рассматривали Курляндию как вражескую территорию, не заботясь о сохранении ее экономического потенциала. Отсутствие крупных городов и крепостей и ограниченные экономические и продовольственные ресурсы региона привели к тому, что основной формой боевых действий стала «малая война». Особенно тяжелое влияние оказали продолжительные боевые действия в 1704-05 гг. и действия шведов осенью 1709 г.

* * *

  Как уже отмечалось во вступлении, мы рассматриваем совокупность действий русских войск в Курляндии в 1705-06 гг. как одну военную операцию, главной целью которой было обеспечение безопасности правого (северного) фланга главной русской армии и линий коммуникаций через Литву со стороны шведских войск в Курляндии и Лифляндии. На первом этапе основной задачей Б.П. Шереметева было именно уничтожение полевых шведских сил, а не занятие герцогства или его ключевых городов (Митавы, Бауска, др.). Необходимо отметить, что к лету 1705 г. российское командование уже было достаточно уверено в качестве и боеспособности своих войск, чтобы выделить для уничтожения армии Левенгаупта сопоставимые по численности силы, не пытаясь создать значительное численное превосходство. Сам «первый Курляндский поход» был в целом проведен Шереметевым успешно. Ему удалось перехватить армию Левенгаупта и навязать ей полевой бой. Само сражение при Гемауэртгофе началось для обеих армий во многом спонтанно, и если бы не временная потеря управляемости на правом русском фланге, то его результат мог бы быть иным. В любом случае, русская армия до самого конца боя сохраняла боевой порядок и боеспособность, и шведам не удалось нанести ей сокрушительного поражения. Обе стороны понесли примерно равные потери, но у шведов отсутствовали возможности для их восполнения, и при вторичном русском вторжении в августе 1705 г. Левенгаупт без боя отступил со своей армией в Ригу. «Второй курляндский поход» также изначально имел своей целью уничтожение шведской полевой армии, но, не успев перехватить Левенгаупта, Петр был вынужден поменять план операции и сосредоточиться на взятии Митавы и Бауска. Короткие осады показали слабость обоих укрепленных пунктов и невозможность их длительной обороны при правильных осадных действиях противника. В дальнейшем уже ни русские, ни шведы не планировали удерживать Митаву и Бауск, рассматривая их лишь как временные опорные пункты и базы. Недолгая судьба «русской Курляндии» оказалась следствием событий в Литве. Блокировав стремительным маршем главную русскую армию в Гродно и заняв Вильно, Карл XII создал зимой 1706 г. угрозу для окружения и уничтожения русских войск в герцогстве. Учитывая слабость митавских укреплений, единственным выходом в этих условиях для русского командования была эвакуация. Следует отметить, что войска Левенгаупта зимой 1705-06 гг. так и не восстановились после потерь при Гемауэртгофе и не смогли как-либо помешать выводу русских войск и снаряжения из Курляндии. В дальнейшем активных боевых действий на территории герцогства больше не велось. Оценивая итоги Курляндской операции 1705-06 гг., надо отметить, что русскому командованию удалось достичь главной цели – обезопасить коммуникации в Литве от шведской армии Левенгаупта. В то же время целый ряд тактических задач, в первую очередь две попытки уничтожения шведской армии в полевом бою, так и не был решен.

авторы статьи В.С. Великанов, С.Л. Мехнев
книга серии «Ратное дело» (2016)

назад      в оглавление      вперед

Курляндская операция 1705-1706 гг.
и сражение при Гемауэртгофе

Поделиться: