Оборона Опочки 1517 г. Глава 1. Крымские вести

  К началу XVI в. Россия находилась в соприкосновении с восточными соседями – Казанским ханством, Астраханским ханством и Ногайской Ордой. Но самым опасным соседом было Крымское ханство.

  С момента восшествия на престол Василия III Ивановича отношения Киркора (столицы Крымского ханства) и Москвы претерпели существенные изменения. Если 1508-1510 гг. прошли в относительном затишье, поскольку в этот период хан Менгли-Гирей пытался подчинить своему влиянию ногаев, Казань и Астрахань, то с 1511 г. военные вторжения крымских татар на южные окраины России становятся практически постоянными.

Набег крымчаков 1517 г.  Набег крымчаков 1517 г.
Миниатюра Лицевого свода 2-й пол. XVI в.

  Непросто складывались отношения с Крымским ханством и у Великого княжества Литовского. В битве под Вишневцом 28 апреля 1512 г. князь К.И. Острожский разбил крымских татар. После жестокого поражения хан Менгли-Гирей был вынужден согласиться на переговоры с Литвой о совместных действиях против Василия III. Хан в знак желания заключить мир прислал в качестве заложника своего внука Джелаль-аль-дина. По условиям договора Великое княжество Литовское и Корона обязаны были ежегодно выплачивать «упоминки» (дары) Крыму в размере 15 000 злотых, а крымские татары должны были совершать вторжения на Русь. Следуя обязательствам нового соглашения с Литвой, в мае 1512 г. сыновья хана направились опустошать белевские и одоевские окраины России. Напомним, что одним из поводов для русско-литовской войны стало известие о подстреканиях («накупках») короля Сигизмунда I крымских царевичей Ахмет-Гирея и Бурнаш-Гирея напасть на южные рубежи России.

  Взятие Смоленска в июле 1514 г. вызвало неприкрытое раздражения хана. Уже в декабре того же года Менгли-Гирей потребовал от Василия III отдать ему Брянск, Стародуб, Новгород-Северский, Почеп, Рыльск, Путивль, Карачев и Радогощь, так как «…те писаные восмь городов из старины наши были, а отцу твоему великому князю Ивану мы их дали по нашему их слову…». В письме хана было упомянуто также и о состоявшейся на берегу Днепра 8 сентября 1514 г. битве: «и Жигимонт король многую свою рать послав, и с твоею ратью бились и рать твою побив и прогонили, слышали есмя». В послании хана прослеживались откровенные угрозы, так как московский государь «королю враждебные чиня дела, без нашего ведома шед, Жигимонту королю, которому мы, пожаловав, дали Смоленской юрт, воевал его и разрушил». Менгли-Гирей практически ультимативно требовал вернуть ему перечисленные 8 городов, а другие 35 городов, которые «из старины деда нашего были», он пока по своему ханскому великодушию назад возвратить не требовал.

  Для российской стороны стало очевидным, что после подобных заявлений в ближайшее время на южной «украине» государства будет неспокойно. Этим отчасти и может объясняться тот факт, что после 1514 г. ослабевает натиск русских ратей на Литву и усиливается оборона юга – войска ежегодно выступают на «окский рубеж» для защиты от татарских вторжений. По разрядным книгам после 1514 г. заметно выдвижение крупных военных контингенов на Угру и Мещерский край, в Тулу и Каширу, в Стародуб и Серпухов. Если раньше южные границы беспокоили только сравнительно небольшие «загонные» отряды мурз, приходившие «за ясырем», то теперь стала проявляться угроза более крупных вторжений. Воевать на два фронта становилось все труднее.

  В ноябре 1514 г. Сигизмунд писал Менгли-Гирею о том, что время настало «непогодливое», поэтому «мусили есмо войско нашо земъское роспустити, а другое войско нашо жолънерское чужоземцов конных и пеших положили есмо на замъках наших украинъных у Полоцку и в Витебску. А как реки и болота померзнут, а тыи люди наши конем троху опочинут, казали есмо им в землю неприятеля нашего тягнути, шкоды чинити и обеды нашое мстити, сколко нам Бог поможет, про то и естли бы сын твой, брат мои Махмет Гирей солтан, всо на конь свой всел, а на того неприятела твоего и нашого потягнул». Впрочем, когда замерзли реки и болота, литовское войско так и не выдвинулось к границе. Собрать его заново, после «оршанской» кампании, было делом еще более трудным, чем летом 1514 г.

Битва с татарами 1517 г.  Битва с татарами 1517 г.
Миниатюра Лицевого свода 2-й пол. XVI в.

  Если крымского хана Менгли-Гирея король спешил обнадежить обещаниями начать боевые действия в следующем году, то своего брата – венгерского короля Владислава – в то же время просил быть посредником в примирении с сильным соперником. Сигизмунд прекрасно понимал, что после роспуска «посполитого рушения» по домам собрать на новую кампанию 1515 г. войска будет еще сложнее, чем в 1514-м, а русские не преминут начать ответные военные действия. Осознавал также король и великий князь Литовский и то, что уничтожить главные силы «московитов» у него не получилось.

  В марте 1515 г. во владения вассалов Василия III, князей Василия Шемячича и Василия Стародубского вторглась рать сына крымского хана Мухаммед-Гирея «со многими людьми». Вместе с татарами в походе приняли участие «короля полского воеводы с людми». По литовским сведениям, это были отряды черкасского старосты Остафия Дашкевича и киевского воеводы Андрея Немировича. В составе литовско-татарских сил, направляемых под Чернигов, Новгород-Северский и Стародуб, была даже отмечена артиллерия («с пушками и с пищалми»). Впрочем, взять хотя бы один город вассалов Василия III не удалось – русские воины под крепостями «многих людей побили, а иных многих живых переимали… А Магмед-Гирей, царевич, от слуг наших городов побежал». Тем не менее, полон отбить не удалось. Мацей Стрыйковский сообщал, что якобы крымчаки привели «сто тысяч людей помимо добычи и трофеев». Воротившиеся назад в Крым татары узнали о смерти в апреле Менгли-Гирея. Новым ханом стал калга (наследник) Мухаммед-Гирей, который начал подготовку к новому походу на русские «украины».

  Тем временем 12 июня 1515 г. служилый татарин великого князя Кожух Карачеев доставил в Крым поздравления Мухаммед-Гирею в связи с восшествием на престол. Москва попрежнему опасалась союза Крыма и Литвы. В инструкции посланникам говорилось: «… толко будет Менли-Гирея не стало, а на царстве будет Магмед-Кирей, ино б Магмед-Кирей от великого князя к литовскому не отстал». Надежды хоть на какое временное замирение с новым крымским ханом не оправдались. Ответное послание хана было выдержано в тоне его отца: главными тезисами в послании можно выделить все те же обвинения в нарушении мира с королем Сигизмундом «без нашего ведома» и прежние требования вернуть 8 городов, которые перечислялись ранее в письме Менгли-Гирея. Раздраженный тон грамоты Мухаммед-Гирея показывал, что в скором времени государю вновь придется выдвигать рати для защиты южной границы Руси: «И мы как учинилися с Жигимонтом королем в дружбе и в братстве, да отец наш о том тебе ведомо учинил… и ты брат наш, шед без нашего ведома, Смоленск воевал и разрушал и взял … отца нашего да и нас оманул…». В июле 1515 г. киевский воевода Андрей Немирович уведомил литовских сенаторов о готовности Мухаммед-Гирея вновь вторгнуться в Россию на помощь королю Сигизмунду. Аида-мурза и Айга-мурза произвели набеги на мордовские украины неожиданно, «безвестно». Поскольку в это время шли переговоры с ханом (в Москве с посольством был Янчур-дуван) и основные крымские силы, как показала разведка, были у Перекопа, то на пограничные рубежи не были своевременно выдвинуты отряды для обороны: как позже писал хану Василий «на своих украинах своим людем беречись не велели, а те твои (Мухаммед-Гирея. — А.Л.) люди в те поры пришед, нашым украйнам Мордовским место лихое дело учинили». В сентябре небольшие отряды татарских мурз вновь совершили набег на мещерские места.

  Тем не менее, после смерти Менгли-Гирея нового хана Мухаммед-Гирея стали больше беспокоить астраханские и ногайские дела. По словам историка И. Зайцева, «Москва продолжала хитроумно избегать заключения союза против Астрахани и старалась связать астраханские интересы Крыма с собственными – литовскими. Главной задачей было ни в коем случае не обременять себя обязательствами воевать с Астраханью и пытаться сначала нацелить Крым на Литву». Послу Ивану Мамонову, находившемуся в Крыму с конца 1515 г., предписывалось в присутствии «Адрахмана» (Абд ар-Рахмана) «о астраханском деле и о городе и тайных речей Ивану никак не говорити, а отговариваться ему о том накрепко, по великого князя наказу».

Битва с татарами 1517 г.  Битва с татарами в 1517 г.
Миниатюра Лицевого свода 2-й пол. XVI в.

  Во время обсуждения совместного с крымским ханом похода на Астрахань посол должен был заявить примерно следующее: «…нам ныне на сей весне с тобою того твоего и своего дела с Астраханью делати не успети, а ныне бы еси на нашего недруга на литовского был с нами заодин». Таким образом, посол должен был сделать попытку переориентировать направление крымской политики на «литовские дела».

  Крымские мурзы Андышка и Айга, покочевав со своими отрядами у Азова, зимой 1515-1516 гг. вновь вторглись «под Мордву, под те же места, что имали летом», не встретив серьезного сопротивления.

  Практически до конца весны от Прибалтики до Крыма вспыхивали очаги моровых эпидемий, которые значительно повлияли на снижение активности боевых действий на российских, литовских и крымских рубежах. Весной 1516 г. Мухаммед-Гирей вновь стал настаивать на участии России в «антиногайской» коалиции. Крымский хан выражал согласие не вступать в союз с королем Сигизмундом, если будет освобожден казанский хан Абдул-Латиф, содержавшийся под стражей. Но Мухаммед-Гирей, как всегда, пытался вести двойную игру – уже 14 марта был подписан крымско-литовский договор, в котором был пункт возвращения потерянных Литвой территорий с помощью татар («и которые городы и волости, земли и воды неприятел нашъ московский черезь свою присягу и докончанъе здрадне… забрал и посел, тые городы и волости, земли и воды, братъ нашъ Магъмет-Кгиреи, царъ, помочю своею вынемъшир з рукъ того не¬приятеля нашого московского, мает зася нам в нашу моцъ подати»), Хан обещал отправлять на Русь войска, а взамен Сигизмунд обещал «в каждый годъ впоминъки слати с тыхъ обеюхъ нашихъ панъствъ, с Короны Полское и Великого князьства Литовского, пятнадъцать тисяч золотыхъ… половицу пенезми, а половицу товаромъ».

  Но ратификация договора никак не могла уберечь польские и литовские земли от вторжений татарских мурз и царевичей, которые делали набеги якобы по собственному почину. Историку С.М. Соловьеву принадлежат слова, весьма точно характеризующие политику Крыма в это время: «…крымским татарам выгоднее было брать подарки с обоих государств, Московского и Литовского, обещать свою помощь тому, кто больше даст, обещать, а на самом деле, взяв деньги с обоих, опустошать владения обоих, пользуясь их взаимною враждою. С этих пор сношения обоих государств, и Московского и Литовского, с крымцами принимают характер задаривания разбойников, которые не сдерживаются никаким договором, никакими клятвами».

Битва поляков с татарами. Гравюра XVI в.
Битва поляков с татарами.
Гравюра XVI в.

  Впрочем, двойную игру вела и Россия. Главных задач в «восточном вопросе» было несколько: 1) попытаться направить Крым в антилитовское русло; 2) свести к минимуму действия татар на южных рубежах; 3) проводить свою политику в отношении Казани; 4) поддерживать контакты с Астраханью и ногаями в качестве «противовесов» политики Крыма.

  На случай неожиданного вторжения крымчаков русским правительством было принято решение на реке Вошане у Тулы развернуть пятиполковую рать боярина кн. B.C. Одоевского, а у Одоева, Белева и Можайска – вспомогательные отряды. Как позже оказалось, не напрасно.

  В июне 1516 г. «Багатырь пришел на великого князя украйну на резанскую и на мещерскую, да, быв на украйне, пошел прочь». Глубокого вторжения у ханского сына не получилось – татарские «загоны» прошли по касательной, разорив встретившиеся на пути населенные пункты. Очевидно, информация о выдвижении порубежной русской рати заставила царевича отступить. Крымский хан, как всегда, в таких случаях начал заверять государя Василия, что царевич действовал по собственному почину. И чтобы сгладить это недоразумение, Махмет-Гирей «посылал есми короля воевати сына своего Алпа и иных царевичей, а с ними шестьдесят тысяч людей, и они короля гораздо воевали…». Перед нами яркий образец крымского коварства, двойной игры: хан уверял короля Сигизмунда, что Алп-Арслан ходил в Литву без ведома «царя перекопского». «Да нынеча мне пришла весть из Литвы… – писал далее Махмет-Гирей Василию III, – пошол был король противу великого князя к Смоленску, да почаял мою рать, и он воротился…». Относительно срыва якобы готовившегося похода на Смоленск вероятно хан преувеличил – у нас нет никаких свидетельств того, что литовцами готовилась в 1516 г. операция по возвращению города.

  В сообщениях из Крыма в Литву вторжения в русские земли также были представлены как крупные походы – хану необходимо было показать, что он выполняет свои союзнические обязательства перед королем. В польско-литовской корреспонденции нашла отражение информация о якобы масштабных набегах, но надо учесть, что она базировалась на слухах, непроверенных данных или на хвастливых посланиях хана. На Сигизмунда I и Василия III из Крыма пошли две татарские рати – Алп-Арслана и Бахадыр-Гирея, один пошел на Литву, а другой – на Русь. «Как сообщают перебежчики и пленные татары, которые недавно были захвачены на нашей рутенской земле, – писал в конце лета епископ Петр Томицкий жемойтскому старосте, – совсем недавно тридцать тысяч татар опустошали землю Москвы вдоль и поперек, и оттуда ушли с большой добычей людей и скота…». В сентябре 1516 г. король Сигизмунд в письме из Вильны польским сенаторам сообщал, что хан, «к нашему глубокому удовлетворению, послал большую армию в Московию во главе его старшего сына Бохатыр-Солтана, который опустошил землю вдоль и поперек». Но каких-либо сведений о серьезных опустошениях Руси в русских источниках нет. Даже в посольской документации рефреном отмечен один из вопросов крымской стороне: «которого для дела Богатырь приходил на великого князя украйну и с отцовым ли ведомом»? Возможно, приближенные короля Сигизмунда были введены в заблуждение относительно масштабов вторжения татар на Русь.

  С Галиции, Подолья и Волыни вести для Сигизмунда были куда более настораживающие – татарские загоны вошли глубоко в польско-литовские владения. Настигнутый у Теребовля крупный татарский отряд, спасаясь бегством, перед этим умертвил всех пленников. Именно пленные крымчаки тогда и поведали о вторжении на Русь Бахадыр-Гирея. Известие о выдвинутом против татар войске князя К.И. Острожского вынудило царевича отступить. Но в пересказе посольской службой грамоты Ахмат-Гирея к Василию III говорится о якобы большой победе над Острожским: «…на нашего еси недруга на литовскую землю сына своего и людей своих посылал, да и бой был сыну твоему с Костянтином с Острожским, и сын твой нашего недруга литовского многих побил, а Костянтин Острожской хитростью у него ушел».

  Константину Острожскому удалось организовать оборону на Волыни. Татарские загоны, вторгнувшиеся осенью, напоролись на засады и в трех стычках потерпели последовательные поражения. В одной из битв с татарами пал известный князь Роман Сангушко: увлекшись погоней, он был окружен и зарублен.

  Ни Василию III, ни Сигизмунду I не хватало сил для организации полномасштабных походов друг против друга, ибо угроза вторжений крымчаков вынуждала и того и другого держать значительные силы на южных границах. Неопределенные отношения с Крымом заставляли литовские и русские власти также обращаться к обороне своих южных рубежей, на укрепление которых тратились немалые суммы. Таким образом, к концу 1516 г. две противоборствующие стороны были существенно ослаблены. Казалось, что следующий год не принесет каких-либо переломных событий. Только добившись поддержки или лояльности Крыма, можно было бы надеяться на успех предстоящей кампании со следующего года. И, надо сказать, преуспела в этом именно литовская дипломатия…

  Итак, боевые действия 1515-1516 гг. не принесли ни одной из воюющих сторон сколь-нибудь большого успеха. Россия и Литва обменивались колкими ударами, которые, однако, не могли оказать существенного влияния на изменение оперативной обстановки на русско-литовском фронте.

автор статьи А.Н. Лобин
книга серии «Ратное дело» (2017)

назад      в оглавление      вперед

Оборона Опочки 1517 г.

Поделиться: