Святки

  Святки, святые вечера – так обыкновенно называются в России, да и не в одном нашем отечестве, а и за границей, дни празднества, дни веселья и дни священного торжества Рождества Христова, начинавшегося с 25 декабря и оканчивавшегося обыкновенно пятым января следующего года. Это торжество соответствовало священным ночам у немцев1. По другим наречиям Святки (swatki) означают праздники.

  В Малороссии, в Польше, в Белоруссии многие праздники известны под именем Святок (swiatki), как, например, Зеленые Святки, то есть Троицкая неделя. Поэтому профессор Снегирев заключает, что можно извлечь, как самое название, так и большая часть народных игрищ перешла на север с юга и запада России.

  Если мы начали со Святок, то потому именно, что нет ни одного празднования на Руси, которое бы сопровождалось таким богатым выбором обычаев, обрядов, примет и прочего, как так называемые Святки.

  На святках мы встречаем или видим странную смесь обычаев из языческого обряда, смешанных с некоторыми христианскими воспоминаниями о Спасителе мира.

  Бесспорно, что к обрядам языческим, а не иначе, принадлежат: гадание, игры, наряды и прочее, которые выражают свою изобретательную сторону торжества, совершенно не имеющей ничего общего с христианскими целями и настроением духа, и – славление, то есть хождение детей, а иногда и взрослых со звездою, подчас с рацеями, вертепом и тому подобными предметами.

  Между тем как самое слово «Святки» представляет понятие о значении святости дней по причине отрадного для христиан события. Но в древности с незапамятных времен язычества вошли обычаи и обряды в эти торжественные дни, и мы одолжены тому, что и в настоящее время эти обычаи не искореняются, а существуют, хотя в разных видах и формах, более или менее измененными.

  В Белоруссии и в Малороссии Святки называют Колядою, Каледою; название сходствует с римскими Kalendae от греческого глагола μα λειν – сзывать, также от санскритского kâla.

  Кормчая книга говорит, что Святки, праздники приняты от эллинов (греков); то же подтверждение коляд от эллинов видим в 62 правиле Стоглава. Впрочем, профессор Снегирев свидетельствует, что св. отцы, говоря о эллинах, имели в виду безразлично языческие народы в противоположность православным грекам и иудеям.

  История говорит, что обычай этот существовал в Римской империи, в Египте, у греков и у индийцев. Так, например, египетские жрецы, празднуя восстание Озириса или Новый год и вместе с тем надев на себя личины и костюмы, соответствующие божествам, ходили по улицам города.

  Барельефы и иероглифы в Мемфисе и Фифах указывают, что такие маскарады совершались в новолетие и считались обрядом священным. Точно тому же подобные обряды совершались у персов в день рождения Митры, у индийцев Перун, Монгол и Угады. У римлян праздники эти назывались днями солнца.

  Напрасно Константин Великий, Тертуллиан, св. Иоанн Златоуст восставали против святочных волхований и безумных игр (календ) и папы Захарии, – обычаи гадать и наряжаться все-таки остались, хотя в форме довольно измененной.

  Даже сам Император Петр I по возвращении из путешествия в Россию наряжал Зотова папою, а других своих любимцев кардиналами, дьяконами и церемониймейстерами, и в сопровождении хора певчих о святках ходил с ними к боярам по домам славить2.

  В книге Кормчей, на основании XXII главы стиха 5 Второзакония, упомянутые переряживания воспрещаются. Известно, что Моисей как законодатель, истребитель язычества и его обрядов в избранном народе, воспрещая поклонение идолам, воспретил и переряживание, как то делали жрецы египетские.

  Валсамон, патриарх XII века, говорит, что, несмотря на запрещение Церкви, на Западе продолжалось наряжение в шутовское платье, в сатиров, комедиантов, скотов, кумиров и чудовища; кроме того, представляли рождение Сына Божия, явление ангелов пастырям, обрезание, звезду, трех царей и тому подобное, что потом перешло и в Россию.

  Константин Багрянородный упоминает о Готских играх, которые совершались при дворе в присутствии императора о Рождестве Христове. Это были ряженые в вывороченных тулупах или шубах, или в масках, или с раскрашенными лицами, которые вертелись, бегали или, наконец, аккомпанировали под музыку. Название игр «Готских» они получили потому, что греки наряжались по-готски, когда приходили к императору и получали подарки за пропетое ими государю многолетие и рождественский кондак.

  Близко будет к истине, если скажем, что во время сношения России с византийским двором святочные обычаи, как и многие прочие, перешли в Россию, так как, по словам проф. Снегирева, много славяно-русов в качестве телохранителей находились при дворе византийских императоров.

  У скандинавов3 Святки были известны под именем Иольского и Юльского праздника (Iuul, Ioel) как важнейшего и продолжительнейшего из всех. Этот праздник отправлялся в честь Тора в Норвегии зимою, а в Дании в честь Одина для благословенной жатвы и скорого возврата солнца.

  Начало праздника обыкновенно наступало в полночь 4 января, и продолжался целых три недели. Первые три дня были посвящены благотворениям и торжеству, последние затем дни были проводимы в веселье и пиршествах. Название Iuul происходит от Hjul, по-русски – колесо, потому что тогда год поворачивался колесом. Древность этого скандинавского праздника доказывается тем, что о нем рассказывал еще в VI веке Прокопий, византийский летописец.

  У древних англосаксов должайшая и мрачнейшая ночь предшествовала дню рождения Фрейера или Солнца, называлась Материнскою ночью, так как эта ночь почиталась матерью солнца или солнечного года.

  В это время, по верованию северных народов, являлся дух Юлеветтен в образе черноликого юноши с женской повязкой на голове, закутанного в черный длинный плащ. В таком виде является будто бы он ночью в домы, как у русских о Святках суженый-ряженый, и принимает подарки.

  Это верование ныне на всем севере превратилось в забаву, уже лишенное всякого суеверного смысла. Та же роль представлена на германском севере Филии.

  На Иольском празднике был в честь Фрейера убиваем вепрь в присутствии короля как священное животное. Над этим животным, положив руки, клялись королю в верности. По окончании жертвы все предавались веселью, которое состояло в питие, яствах, плясках и разных играх. Эти Иольские праздники продолжались по нескольку дней.

  Остатки этого празднества остались еще кое-где на скандинавском севере, к которому присоединились гадания, приметы, суеверия и пр. В это время употребительна свинина и пироги в форме свиней.

  В Англии за несколько дней до праздника Рождества Христова начинаются в большей части городов ночное пение и музыка по улицам. В Голландии восемь ночей перед праздником и восемь после праздника ночей страж после возвещения утра прибавляет смешную песню, содержание которой – совет во время праздников есть кашу с изюмом и прибавлять в нее сахарного сиропа, чтобы она была слаще.

  Вообще рождественские праздники, несмотря на холодное зимнее время года, дышат весельем, как и канун Рождества. Впрочем, сочельник в России менее весел как день постный, как день приготовления и встречи к празднику.

  У простого народа всегда найдется бездна смешных преданий по случаю этого дня, и ночь перед Рождеством бывает свидетельницей множества суеверных наблюдений. В целой Англии существует поверье, что будто бы если войти в хлев ровно в полночь, то найдешь весь скот на коленях. Многие убеждены, что в сочельник все пчелы поют в ульях, приветствуя день торжества. Это поверье распространено по всей католической и протестантской Европе.

  Вечером женщины ни за что не оставят кудели на прялках, чтобы черт не вздумал вместо них сесть за работу.

  Молодые девушки дают этому другое толкование: они говорят, что, если не допрясть кудели накануне Рождества, прялка придет за ними в церковь при венчании и мужья их подумают, что они Бог весть какие лентяйки. В этом убеждении девушки недопряженную кудель солят с целью сохранить ее от проделок черта. Если нитки останутся на мотовиле, их не снимают, как обыкновенно, а разрезывают.

  В Шотландии домашний скот в праздник Р. Х. кормят последнею горстью сжатого хлеба с целью предохранить его от болезни.

  В Англии в старину был обычай подавать в Рождество к столу кабанью голову в уксусе с лимоном во рту. Причем была пета песня приличная торжеству.

  Есть приметы довольно оригинальные: например, в Шотландии и по сие время многие из простого народа верят, что кто первый отворит дверь в праздник Рождества, тот будет счастлив во весь следующий год, потому что он впустил Юля.

  Для этого языческого божества иные и по сию пору накрывают прибор и ставят хлеб с сыром и какой-нибудь напиток, как это делали восточные народы, и притом каждый гость должен отведать этой жертвы, а если забудет и уйдет, то это считается дурной приметой в Шотландии.

  Там же в Рождество, в Новый год, в первый январский понедельник и 3 мая суеверные люди в Шотландии ни за что не дадут угольев соседям, опасаясь колдовства и прочего вреда, как тому верили и римляне.

  В западных областях Англии оказывают честь яблоням, чтобы они на будущий год были плодородны. В некоторых местах обыватели совершают ходы по плодовым садам и кланяются каждому дереву, произнося род заклинания или заговора. После того орошают дерево яблочным соком или разбивают об него кубок с напитком – все это делается в честь и желание будущего урожая.

  Также к Рождественской ночи делают особенные свечки такой толщины, что они горят с вечера накануне праздника до исхода следующего дня, и, если погаснут прежде, это предзнаменует несчастье в семействе.

  В северной Шотландии лавочники дарят своим покупателям Юлевые свечи, которые суеверные шотландцы и строгие исполнители всяких примет зажигают и дают им сгореть дотла или же, дав некоторое время гореть, гасят и огарки сохраняют как талисманы.

  Там же есть так называемый Taghairm – ночное гулянье на воловьей коже, очень сходное с русскими (будет сказано).

  В Англии в Святки также сохранилось множество суеверий. Все их перечислять не стоит, но мы ограничимся несколькими из них; так, например, кто-нибудь встает ранее прочих в семействе и готовит завтрак, который все семейство и ест, сидя в постели, не вставая. Завтрак этот – пирожки с яйцами, считая по одному на каждого, и чей пирог развалится во время печения, тому не дожить до будущего праздника.

  Накануне Рождества кладут в огонь одно из толстых поленьев, которое должно гореть во весь следующий день, а если можно и далее, для чего, конечно, стараются применить медленное горение. Употребляют для этого головню, если можно оставшуюся с прошлого года. Пока рождественское полено не потухнет, всей домашней прислуге дают к столу пиво.

  29 декабря, когда празднуется память избиения младенцев Царем Иродом, в старину обыкновенно детей будили плетью, чтобы таким путем укрепить в памяти детей такое кровопролитное событие; самый день, в который приходился этот праздник, считался черным.

  В Германии во время так называемых священных ночей, по-нашему святых вечеров, или Святок, гадают, устраивают для детей елку, всяким способом стараются узнать будущность в течение года и верят, что накануне Рождества Христова скоты говорят. В недалекое от нас время представляли историю рождения Иисуса Христа в лицах.

  Кроме того, что уже сказано сейчас и укрепилось в нашей России, в Саксонии в деревне Шолбеке, по свидетельству Кранца, мужчины всех возрастов с женщинами проводили повечерие Рождества Христова на погосте Св. Магна в бесчинных плясках и неблагопристойных песнях, по крайней мере, таких песнях, которые не свойственны такому высокоторжественному дню.

"Русский народ.
Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия"

Дата публикации:

назад      в оглавление      вперед

М. Забылин. Русский народ

Святки



Лого www.rushrono.ru






КОММЕНТАРИИ

1
Weihnaechen.

2
См. Рус. прост. праздники. М., 1837. Вып. II.

3
Обитателей нынешней Швеции.

Поделиться: